Ловля голавля

,
0 комментариев    2 414 просмотров    Версия для печати

Голавль

 

Данная статья предназначена для быстрого поиска нужной информации необходимой рыбакам.

 

1) Введение

2) Весенняя ловля ловушками, подъемниками и саками

3) Весенняя ловля донками

4) Летняя ловля сетями

5) Летнее ужение на насекомых

6) Ловля перетягой

7) Охота на голавля

8) Летняя ловля на мормышку

9) Голавль и кастинговая сеть

10) Летняя ловля на поплавочные удочки, полудонки и фидеры

11) Осенняя ловля на лягушонка и на живца

12) Зимняя ловля на мормышку

13) Ловля спиннингом и нахлыстом

14) Заключение

 

Введение

 

По традиции, для начала цитата из Брема:

 

Отличительными признаками голавля (Leuciscus cephalus) служат: кругловатое тело, сравнительно большая голова, короткие спинной и заднепроходный плавники, довольно крупная чешуя и глоточные зубы, расположенные в два рядя по 2 и по 5 в каждом; коронки их сдавлены с боков и крючкообразно загнуты назад. У голавля особенно бросается в глаза несоразмерная величина его головы; полученное им, благодаря этому обстоятельству, название является, таким образом, вполне основательным. Морда сдавлена книзу, рот, расположенный на конце рыла, растянут в ширину и сильно расщеплен кзади, тело почти круглое, спина черно‑зеленая, бока золотисто‑желтого или серебристо‑белого цвета; брюхо белое с бледно‑красным отливом; щеки и жаберные крышки розового цвета с золотистым блеском; губы красноватые; спинной и хвостовой плавники по черноватому полю покрыты красноватым налетом, заднепроходный и грудные плавники ярко‑красного цвета, все чешуи на свободном конце и посередине окрашены в мутный цвет темными пигментными отложениями. Длина может достигать 60 см вес – 4 кг и более.
Голавль принадлежит к числу самых обыкновенных рыб в реках и озерах средней Европы, считая от крайнего запада до Урала и от уровня моря до высоты 1000 метров.

А. Брем «Жизнь животных», т. 4 «Рыбы и амфибии»

 

Обитает голавль в средних и малых реках (в речушки, более напоминающие ручьи, заходит редко и ненадолго, в полую воду, и быстро скатывается обратно). Предпочитает эта рыба реки с быстрым и средним течением, но такие, где быстрины соседствуют с тиховодными омутами и заводями. Воду голавль предпочитает умеренно холодную: медленно текущие по равнинам реки, мутноватые и теплые, он избегает. Однако же многочислен в верхнем течении тех же рек, за исключением самых верховьев, родниковых истоков, излюбленных форелью, – там для голавля все же холодновато.

Хищником голавля назвать нельзя, скорее он всеядная рыба: с одинаковым аппетитом употребляет и насекомых, и их личинки, и ракообразных, крупных и мелких, и рыбью мелочь, и червей, и моллюсков. Однако растительную пищу недолюбливает: лишь молодые голавлики попадаются на тесто или хлебный мякиш, – в основном случайно, при ловле, ориентированной на других рыб. Хотя в рыболовной литературе можно встретить сообщения об успешной ловле голавлей на макароны, на молодой недоваренный картофель, на всевозможные ягоды, в том числе на вишню. Но мне среди голавлей заядлые вегетарианцы не попадались.

Способов ловли голавля достаточно много, и рассказывать о них, пожалуй, стоит одновременно с рассказом об образе жизни и повадках рыбы, – а они весьма разнятся в зависимости от времени года.

 

Весенняя ловля ловушками, подъемниками и саками.

 

Нереста у голавля происходит достаточно рано, в сравнении с другими карповыми рыбами, – в середине либо в конце апреля, точный срок меняется в зависимости от географической широты местности и от того, затяжной или ранней была весна. Нерестится голавль на мелководных перекатах, для чего заходит в притоки и в верховья, но никогда не забирается, в отличие от язя или ельца, в самые узкие и мелководные места, – поэтому при ловле ходовыми наметками или небольшими подъемниками попадается весьма редко.

Сам нерест проходит достаточно незаметно, без тех шумовых и визуальных эффектов, какие можно видеть и слышать на нерестилищах плотвы, щуки, карпа. Просто с какого‑то дня начинают попадаться голавли без икры.

Поднимающуюся и покатную рыбу ловят в это время на нешироких реках подъемниками, чаще всего с мостов. Снасть – стандартный «паук» с четырьмя «лапками», размером 2х2 метра (в тех регионах, где правила разрешают ловлю подъемниками, это максимально допустимый размер). Уловы многочисленными не бывают: голавль поднимается небольшими стайками, с большими промежутками между ними; скатывается отнерестившаяся рыба, по моим наблюдениям, поодиночке. Стайки собираются из рыб примерно одинакового размера.

Сеть на подъемники натягивается мелкоячеистая, ориентированная не на голавля, а на корюшку, заходящую в реки примерно в то же время или несколько позже. Можно сказать, что голавля ловят в ожидании подхода густых стай корюшки, либо попутно, в качестве прилова. Более подробно о весенней ловле «пауками» рассказано в книгах «Подъемники, ловушки, кастинговые сети» и «Щука. Все способы ловли».

В Ленинградской области в то же время года распространен и лов корюшки саками (с берегов рек и каналов), но голавли попадаются в них гораздо реже, чем в подъемники, к тому же в основном мелкие, не доросшие до нереста.

Более эффективно добывают голавлей во время весеннего хода ловушками: вентерями, мережами и мордами, но все‑таки уловы не могут сравниться с весенними уловами щуки, язя, плотвы или сырти.

Позже, на исходе лета, голавль иногда заходит в верши (чаще всего в поставленные неподалеку от мест его кормежки, на глубине около 1 метра среди редкого тростника) привлеченный мелкой рыбой, оказавшейся в снасти.

 

Весенняя ловля донками

 

После нереста скатившиеся на более глубокие места голавли несколько дней приходят в себя, затем приступают к усиленной кормежке. Обычно полая весенняя вода в это время начинает уже убывать, но реки еще не вошли в берега и достаточно мутны и быстры.

Ловля на поплавочную удочку неудобна в тех местах, где предпочитает держаться и кормиться после нереста голавль, поэтому главным орудием лова служат донки. Монтируют их обычно на спиннингах с инерционной катушкой, закидушки, описанные в книге «Налим. Все способы ловли», применяют гораздо реже, – голавль рыба сильная, и выводить его гораздо удобнее, используя амортизирующие свойства удилища.

Оголодав за время нереста, голавль питается круглосуточно (делая перерыв в клеве на пару часов после полуночи). Но все же большинство любителей предпочитают ловить по ночам: мелочь меньше атакует насадки и в качестве прилова может попасться налим.

 


 

Для ловли выбирают участки с ровным дном, обычно песчаным, с равномерным течением средней силы и с глубиной в 1,5–2 метра. Весьма любят голавли держаться возле мест впадения ручьев в реку, и пытаться поймать их там надо в первую очередь.

Оснастка донки стандартная: концевое грузило, вес которого зависит от силы течения, основная леска диаметром 0,4–0,5 мм, поводки, один или два, – 0,3 мм (в мутной воде, тем более ночью, голавль менее требователен к толщине лески, летом же поймать его на столь грубую оснастку не стоит и пробовать).

 


 

Некоторые авторы советуют употреблять более тонкие снасти: основную леску ставить 0,2 мм, поводки, соответственно, еще тоньше, и ловить с безынерционной катушкой. Так, дескать, более спортивно, у рыбы появляется шанс… Не знаю уж, что спортивного в том, что травмированный голавль уплывает с крючком в пасти. Да и рыболов мало напоминает спортсмена, когда пытается распутать в свете фонарика тонкую леску, куда больше, чем толстая, склонную запутываться. Безынерционная же катушка именно для этой ловли пригодна менее, чем инерционная, почему – будет объяснено чуть позже.

Крючки применяются № 10 по отечественной нумерации, иногда меньшего размера – когда клюют небольшие, на 400–500 граммов, голавлики.

 

Донка для весенней ловли голавля

 

Обычно рыболов закидывает 3–4 спиннинга, на разное расстояние от берега, – а затем, нащупав одной снастью место кормежки голавлей, перебрасывает туда же и остальные. Если забрасывать приходится на большое расстояние от берега, то место падения грузила ночью разглядеть трудно. Поэтому после заброса леска фиксируется: захлестывается вокруг барабана инерционной катушки двумя обратными петлями. Если голавль не клюнул, эти петли снимают, прежде чем выбрать снасть, и в следующий раз грузило и насаженные крючки полетят на иное расстояние от берега. А после поклевки (удачной или нет) фиксатор остается на месте, и исключает возможность «перелета»; надо только соизмерять силу броска, иначе в момент резкой остановки вращения барабана может оторваться оснастка.

Колокольчик в качестве сигнализатора поклевки обычно не применяется. Хватка у голавля уверенная, резкая, и сообщает о ней треск катушки, поставленной на тормоз (если используется фиксатор, описанный выше, то после его установки надо подмотать леску на несколько оборотов катушки – этот запас голавль сдернет при поклевке). Безынерционная катушка для такой ловли неудобна: если ее фрикцион отрегулирован на слабое усилие, позволяющее определить поклевку, то перед вываживанием рыбы приходится быстро производить перерегулировку. Возиться с фрикционом после поклевки чревато потерей рыбы, поэтому, если все‑таки приходится ловить с безынерционной катушкой, то сигнализатором клева надлежит ставить колокольчик или бубенчик.

 


 

Самая лучшая насадка – личинка миноги (она же пискава, пескоройка, у нас на северо‑западе многие ошибочно называют ее вьюном). Добывают личинок в прибрежном песчано‑илистом грунте, зачерпывая его совковой лопатой. Лучший размер пискавы для наживки – 10–12 см, самых мелких можно сажать на крючок по 2–3 штуки. Насаживают личинок обязательно за губы, иначе они непременно закопаются в донный грунт. Если пескоройки чересчур крупные, количество «холостых» хваток голавля увеличивается, в таких случаях необходимо применять снасточку из двух крючков: один цепляют за губы, второй (небольшой тройник или двойник) за середину спины или ближе к хвосту. Снасточка делается мягкая (из лески) и, если не зацепить у живца хребет, не мешает пескоройке извиваться.

 


Пескоройка на снасточке из двух крючков

 

Там, где минога не водится, ее заменяет червь‑выползок. Ловить на него не столь удобно: личинка миноги очень живуча и очень крепко держится на крючке, позволяя перезакидывать донку много раз, не меняя насадки. А выползок редко выдерживает больше 3–4 безрезультатных забросов. Да и при поклевке у голавля нет шансов уплыть с половинкой пескоройки в пасти, как порой случается при ловле на червя.

 


 

Лучший клев начинается вскоре после заката, и продолжается 2–3 часа. Когда он ослабевает, можно подремать в палатке или у костра – чутко, вполглаза, чтобы не пропустить поклевку: если голавль клюет в середине ночи, то это обычно крупный экземпляр. Перед рассветом клев вновь активизируется.

 


 

По мере того, как вода очищается от мути и уровень ее спадает, ночная ловля на донки становится все менее уловистой и постепенно прекращается. Но в некоторых местах и в середине июня еще успешно ловят голавлей этим способом. Течение к тому времени обычно ослабевает настолько, что можно использовать резиновые амортизаторы, и спиннинговое удилище служит уже не для заброса, а лишь для вываживания рыбы. Можно обойтись и без него – голавль летом попадается на донки некрупный.

На небольших, узких реках такая весенняя ловля – основательная, с разбитым на всю ночь биваком – успеха не принесет, бродящие по речкам стайки голавлей надо искать. Делают это с ходовой донкой – донная оснастка со скользящим грузилом‑оливкой и дробинкой‑стопором ставится на длинное, 4–6 метров, удилище для поплавочной ловли. Сторожок не применяется, снасть постоянно находится в руках, леска туго натянута течением, – и поклевка определяется осязанием.

 

Оснастка ходовой донки для весенней ловли голавля.

 

Ловля производится днем, и в данном случае применение тонких лесок и безынерционной катушки гораздо более оправданно. Ходовой донкой можно облавливать большую площадь дна, чем обычной, – рыболов, сделав поперечный заброс, позволяет легкому грузилу медленно катиться по дну под действием течения, пока леска не составит острый угол с береговой линией, после чего заброс повторяют.

 

Летняя ловля сетями

 

После того, как заканчивается весенняя ловля донками, стайки голавлей постепенно разбредаются по реке и становятся на свои летние кормовые участки. В этот переходный период, длящийся около десяти дней (обычно в середине или второй половине июня) голавль неплохо идет в ставные сети.

Позже, в июле и в августе, голавли попадают в сеть случайно, при ловле других рыб, изредка и по одной штуке: дело в том, что крайне неровный подводный рельеф и перепады течения в местах излюбленных летних стоянок голавля делают ловлю сетями там невозможной или очень трудной. К тому же крупные рыбины весьма осторожны и даже тонкая сеть из мононити их пугает. Теоретически, можно неплохо наловить сетью в мае, на тех же местах, где производится ловля донками на личинку миноги, – но на тех водоемах, где мне доводилось охотиться за голавлями, действовал запрет на ловлю сетями в весенний период и следили за его соблюдением весьма строго.

В свое время мне удалось методом проб и ошибок нащупать несколько мест, где в июне голавли неплохо попадались в сети. «Неплохо» – отнюдь не значит, что для доставки улова домой приходилось использовать грузовой автотранспорт: несколько голавлей в выставленную на 2–2,5 часа тридцатиметровую сеть запутывались, но суммарный вес их почти никогда не дотягивал до разрешенных к вылову пяти килограммов.

 

Сеть – трехстенку с ячеей 32 мм, длиной 30 и высотой 1,8 м – я выставлял на небольшой глубине, около 2 м, причем почти все голавли попадались в верхнюю треть сети, запутавшихся возле грузового шнура можно пересчитать по пальцам. Дно в месте ловли было ровное, глинисто‑песчаное; большое количество топляков ловле не препятствовало: молевой сплав в тех местах прекратили лет 30 назад, и затонувшие бревна были сильно занесены, выглядели продолговатыми донными возвышенностями. Вдоль берега, на мелководье, шла полоса зарослей кувшинок, только‑только поднявшихся на поверхность. Где кончались кувшинки, начиналась бровка, скат в глубину под углом 45 градусов, именно на эту бровку я выставлял сеть, параллельно берегу. Попытки ловить дальше, на большей глубине, успеха не приносили, – возможно, оттого, что голавли шли в верхних слоях и проплывали значительно выше наплавного шнура.

 

Рыбы попадались мерные, по 400–500 гр, однако при параллельной ловле на удочку клевали и стограммовые голавлики, свободно проходившие через ячейки сети. Но иногда случалось запутаться и солидному голавлю, в 1–2 кг весом, именно в расчете на такой случай и применялась сеть‑трехстенка.

 

Характерно, что позже, в середине и конце лета, голавли в тех же местах не держались и не клевали. Можно предположить, что в июне голавль не идет сразу прямиком на свои излюбленные летние квартиры: к мостам, к плотинам, к ямам за перекатами, а некоторое время ищет подходящие места, подходя к берегам. В том месте, кстати, берег густо порос ольхой, многие деревья кренились над водой, некоторые попадали кронами в реку. Голавли подплывали, питались падающими с ольховых ветвей насекомыми, но надолго не оставались – течение там было ровное и довольно сильное, бороться с таким постоянно голавли не любят.

 

Летнее ужение на насекомых

 

Одним из самых распространенных способов охоты на голавля является ловля его поверху на насекомых.

 


 

Насадкой служат чаще всего майские и июньские жуки, кузнечики, стрекозы. Причем не стоит цеплять на крючок тех насекомых, которых рыболову в данный момент достать легче всего, – голавль весьма разборчив, и незнакомого ему таракана хватать не спешит: подплывет, осмотрит, и уплывает без поклевки. Всегда надлежит выбирать наживку в соответствии с местными условиями ловли: если берега речки поросли деревьями, то ветер, особенно ночью и на зорях, стряхивает с них ночующих на листьях майских жуков, от ночной прохлады сонных и вялых, неспособных к полету, – их и надо насаживать на крючок. На речке с открытыми берегами, текущей среди лугов и полей, более эффективной насадкой станут кузнечики. Во время массового вылета каких‑либо бабочек, например капустниц или бабочек ручейника, – голавль охотно и без опаски клюет на них. В общем, насадку лучше всего запасать неподалеку от места ловли.

 


 

На протоках реки Луги (довольно быстрых, текущих среди заросших тростником отмелей достаточно далеко от берегов) мне доводилось успешно ловить голавлей на синих стрекоз, в изобилии обитающих на тростнике, – при этом поклевок на жуков и кузнечиков было в разы меньше. Крупную стрекозу‑коромысло, длиной десять и более сантиметров, стоит использовать там, где вероятны поклевки крупных голавлей, – голавлики весом около полукилограмма имеют обыкновение обрывать ей длинное брюшко и уходить, не коснувшись крючка. Но если другой насадки под рукой нет, помочь в таком случае может снасточка с двумя крючками, один из которых вводится в головогрудь насекомого, другой в конец брюшка.

Удилище для ловли используется достаточно длинное (4–5 метров), легкое, и относительно жесткое. Реже оснастку для верховой ловли ставят на спиннинг (в основном при ловле с лодок, с мостов и плотин). Катушку используют безынерционную, либо, если дальний заброс не требуется и насадка доставляется к рыбе течением, – большую инерционную типа «Невская». Маленькие инерционные катушки, так называемые «проводочные», очень неудобны для вываживания в случае поклевки крупного голавля.

Поплавок и грузило обычно не применяют. Либо майский жук или кузнечик отправляется в «свободное плавание», либо используется поплавок‑шар – пластмассовая прозрачная емкость, частично заполняемая водой, и почти незаметная для рыбы.

 

Оснастка с поплавком шаром для ужения на насекомых

 

Но порой случается, что рыболов обнаруживает жирующих голавлей случайно, не имея с собой поплавка‑шара, а без него насекомое до нужной точки не докинуть. Тогда можно выбрать из имеющихся самый незаметный и неярко окрашенный поплавок, поднять грузик вплотную к нему и отпустить поводок на длину 50–60 см. Иногда помогает, но зачастую голавль настороженно относится к непонятному предмету, плывущему рядом со знакомой пищей, – и отказывается от поклевки. Происходит то, что рыболовы называют «выходом» – на поверхности образуется легкий бурун, иногда в воде блеснет бок рыбины, – а поклевки нет. В таком случае остается последний шанс: заменить поплавок куском ветки или обломком стебля тростника, – в общем, одним из тех предметов, что часто плывут по течению, – и попытаться успокоить подозрительного голавля.

 

Крючки применяются достаточно крупные (№ 7 – № 9 по отечественной нумерации), при ловле на бабочек (капустниц и т. д.) их необходимо насаживать 2–3 штуки, чтобы насадка оставалась на плаву, мелких насекомых (бабочек ручейника, например) насаживают до десятка. У насекомых с жестким хитиновым панцирем (кузнечиков, жуков) жало крючка выводят наружу. Жесткие надкрылья иногда обламывают, расправляя мягкие прозрачные крылья. У кузнечиков часто обламывают задние лапы, или одну заднюю лапу, сразу после поимки, – насадка эта очень шустрая и чуть не доглядишь, живо ускачет.

 

Как насаживать насекомых на крючок – вопрос спорный. Я предпочитаю использовать способы, изображенные на рис. 6: сгиб крючка всегда направлен вниз. По моим наблюдениям, такое расположение жала дает больше шансов подсечь рыбу, атакующую насекомых снизу. Но некоторые специалисты выводят жало крючка наверх, над спинкой насекомого, ссылаясь при этом на хорошее зрение голавля, способного увидеть крючок и заподозрить подвох… Мнение, на мой взгляд, ошибочное, – карповые рыбы вообще не отличаются зоркостью, и голавль среди них не исключение. Такая осторожность скорее уместна при ловле форели, действительно отличающейся хорошим зрением.

 

Насаживание насекомых для ловли голавля

 

Про леску можно сказать одно: чем она тоньше, тем лучше. Прогресс в деле производства рыболовных снастей, имевший дело в последние два десятилетия, позволяет выводить вполне приличных голавлей на поводке толщиной 0,1–0,12 мм. Но если вдруг удалось заметить крупных рыбин, в 2–3 кг и более (увидеть голавля, держащегося в верхних слоях воды, с высокого места нетрудно), то стоит увеличить диаметр лески.

Необходимые условия ловли – тишина и маскировка. Недопустима яркая одежда, к месту ловли желательно подходить под прикрытием кустов и деревьев.

Хотя надо отметить, что голавля пугают лишь непривычные  звуки и движения. Например, стайки голавлей зачастую кормятся неподалеку от мест купания, ничуть не смущаясь визгом, плеском и прочим бултыханием. Мне доводилось ловить на кузнечика голавлей в яме, расположенной за пешеходным мостом: люди ходили по мосту постоянно, рыбы их, без сомнения, видели, да и тени от пешеходов падали туда, где держались голавли, – однако клеву это не помешало. Правда, экземпляры попадались далеко не рекордные.

 


 

Итак, осторожно подобравшись к стоянке голавлей, надо аккуратно, без лишнего плеска, закинуть насадку несколько выше по течению, – так, чтобы струя спустя какое‑то время вынесла насекомое к месту жировки рыбы. Чтобы поймать крупных голавлей, иногда приходится отпускать насадку далеко, метров на 25–30. Ни насекомое, ни поплавок‑шар на таком расстоянии уже не разглядеть, и ловить приходится вслепую, держа леску внатяг и определяя поклевку по отдающемуся в удилище толчку. Но достигнуть веса в несколько килограммов у голавля в наше время немного, особенно в местах густонаселенных, – и гораздо чаще приходится иметь дело с некрупными голавликами, менее осторожными. Клюют они гораздо ближе к рыболову и поклевка определяется визуально, по бурунчику и исчезновению насекомого. Подсекать надо немедленно, – уколовшись о крючок, голавль тут же выплевывает насадку.

 


 

Повсеместное измельчание голавлей порой приводит к неприятным казусам при поклевке голавля действительно крупного. Иногда очень удобно ловить небольших голавлей, спуская леску вниз с моста или плотины: рыбы весом 300–400 грамм совершают на тонкой леске воздушное путешествие на высоту несколько метров без проблем, но если клюнет матерый голавлина – беда. Единственно надежный способ в такой ситуации – утомив рыбину, завести ее на небольшой подъемник, загодя опущенный под мост. Однако неоднократными опытами доказано: если явиться на мост с этим полезным приспособлением, то поклевок крупного голавля в тот день не случится.

 

Ловля перетягой

 

Еще один способ ловли голавлей на насекомых: перетяга, она же «тюкалка», она же спаренные спиннинги.

Ловят перетягой вдвоем: два спиннингиста, находящиеся на противоположных берегах неширокой реки (обычно до 60 м шириной), заводи или другого неширокого водоема, соединяют концы шнуров своих спиннингов. В месте соединения на отдельных поводках прицепляют приманки. После этого начинается облов подходящих для стоянки голавля мест.

Держа леску натянутой, можно добиться, чтобы насекомые подергивались у самой поверхности воды, лишь слегка ее касались – «тюкали», отсюда и происходит второе название снасти.

 

 

Ловля перетягой

 

 

В случае поклевки крупного голавля его вытягивает тот рыболов, чей берег и место для вываживания лучше, или тот, который имеет сачок или багорик. В случае обрыва шнура у одного из спиннингов вываживание рыбы продолжает второй.

Намереваясь ловить на перетягу, один из рыболовов заранее переправляется на другой берег реки и в условленном месте, в наиболее узком участке реки, перекидывает с грузом конец своего шнура на другой берег. Если река слишком широка и спиннингист не в состоянии перебросить груз на другой берег, то второй спиннингист прицепляет к своему шнуру грузило‑кошку и забрасывает его так, чтобы перекрыть шнур своего партнера выше грузила. Затем он дает своему грузилу затонуть и тянет его на себя, подтягивая этим самым и шнур, идущий с противоположного берега.

При ловле перетягой необходимо, чтобы длина шнура каждого из спиннингов могла с запасом перекрывать ширину выбранного для ловли водоема. Иначе может получиться, что в широком месте из‑за недостаточной длины шнура рыбу нельзя будет подвести к берегу. Если все‑таки такая неприятность произошла, тот рыболов, что стравливает шнур, должен зайти в воду на мелководье, а на крутом берегу – обрезать шнур у самой катушки.

 

«Тюкалка» с резиновым амортизатором

 

На относительно узких реках можно ловить «тюкалкой» в одиночку – в этом случае напарника заменяет амортизатор из тонкого авиамодельного шнура, закрепленный на противоположном берегу. Чтобы не стоять без поклевок на одном месте, ожидая, когда же вернется стайка голавлей, спугнутая плеском пойманной рыбы, удобней всего (если ловля происходит в малонаселенной местности) накануне рыбалки укрепить в разных местах несколько резинок к деревьям или к специально вбитым колышкам, пристегнув к другому концу карабинчиком кусок старой лески, тянущийся на противоположный берег, с которого будет производится ловля. Придя на новое место, достаточно выбрать леску, отстегнуть от нее амортизатор и пристегнуть его к оснастке удочки или спиннинга.

 

Охота на голавля

 

Любопытная статья была опубликована в журнале «Охота» № 1/1999. Автор, С. Колдунов, поведал, как он добывал голавлей при помощи… пневматического оружия. Способ в наших широтах весьма редкий, хотя еще Л. П. Сабанеев писал, что весьма эффективна могла бы быть стрельба неглубоко стоящей в воде рыбы из «ружья монтекристо» – так в конце девятнадцатого века именовались пневматические винтовки.

Вот основные положения статьи современного последователя Сабанеева (не относящиеся к делу подробности и литературные красивости опущены):

Охота производилась летом, в самые жаркие месяцы, на речке Тигме (приток реки Тверцы, Тверская область). Оружие использовалось калибра 4,5 мм: винтовки ИЖ‑38 и ИЖ‑60 в стандартном заводском исполнении, с открытым и оптическими прицелами. Тип применяемых пулек автор не назвал. По утверждению С. Колдунова, однажды ему удалось даже подстрелить полукилограммового голавля из пневматического револьвера РПШ (но едва ли этот единичный факт может послужить доводом в пользу использования короткоствольной пневматики для подобной охоты).

Стрельба производилась по рыбам, находящимся в верхнем слое воды, непосредственно у поверхности, и всегда с берега, а иногда даже с деревьев, – то есть угол, под которым пулька входила в воду, был достаточно крутым, по крайней мере случаи рикошета автор не отмечает. Двадцатисантиметровый слой воды над спиной рыбы делал стрельбу уже неэффективной.

Подстреленные голавли вели себя по‑разному: убитые наповал иногда всплывали, иногда опускались на дно; раненые уплывали либо забивались в укрытия поблизости.

(По утверждению Сабанеева, касающегося стрельбы дробью по подводным целям, рыба всплывает, если убита, когда стремилась к поверхности за кормом. Пораженная же в тот момент, когда, схватив корм, опускалась в более низкие слои воды, – идет на дно. Рыба с простреленным плавательным пузырем тонет в любом случае.)

Подстреленную добычу автор статьи доставал либо длинной палкой, срезанной на месте ловли, либо раздеваясь и залезая в воду (подсачеком это делать, без сомнения, гораздо проще, но, очевидно, неудобно подкрадываться сквозь прибрежные заросли к голавлям и с сачком, и с винтовкой).

Для того, чтобы заставить подняться к поверхности голавлей, стоявших на недосягаемой для пулек глубине, автор бросал в воду кузнечиков (майские жуки, надо полагать, окажутся не менее эффективны, особенно для крупных экземпляров), после чего быстро наводил винтовку на предполагаемое место падения насекомого и стрелял в метнувшуюся вверх рыбу.

Поскольку к размещенному в Интернете варианту статьи прилагались фотографии, иллюстрирующие разные стадии охоты, не доверять С. Колдунову оснований нет.

 

Однако позволю себе несколько комментариев:

  1. Даже если нет возможности использовать импортное оружие большего калибра, охотиться с маломощными ИЖами не стоит. Лучше употреблять отечественную винтовку МП512М, либо доработанную МП512, поставив на нее пружину «Хантер» вместо штатной. Дульная энергия такого оружия в 4–5 раз выше, чем у ИЖей, и даже если у подстреленной рыбы не будет задет жизненно важный орган, она получит сильную контузию, не позволяющую уплыть. Не так много осталось в наших реках голавлей, чтобы плодить понапрасну пропадающих подранков.
  2. Из тех же соображений стоит все‑таки использовать сачок, например, трехколенный телескопический. В сложенном положении его можно носить за спиной на шнурке‑перевязи, а раздвинув длинную рукоять, нетрудно достать подстреленную рыбу даже с приличной глубины.
  3. Использовать оптический прицел едва ли целесообразно – цель для расстояния в несколько метров достаточно крупная. А вот солнцезащитные очки с поляризационными фильтрами весьма помогут охотнику разглядеть голавля сквозь бликующую воду.
  4. Пульки стоит употреблять остроконечные, весом не менее 0,6 грамма, а лучше более тяжелые.
  5. И последнее: и охотничьи, и рыболовные правила в России крайне неодобрительно смотрят на использование пневматического оружия, – неважно, покрыта дичь чешуей или перьями. Поэтому тем, кто не желает нарушать закон, стоит отправляться рыбачить с пневматикой на водоемы, находящиеся в частной собственности – если собственник, конечно, не против. Или ехать за границу: в Европе, да и в некоторых странах СНГ относятся к пневматическому оружию достаточно спокойно, не видя в нем угрозу уничтожения всего живого.

 

Летняя ловля на мормышку

 

На небольших узких реках, где подкрадываться на лодке к чуткому голавлю затруднительно и даже длинной проводке мешают упавшие в воду деревья, распространена ловля с берега длинным удилищем на мормышку. Начинается она, когда проходит паводок и вода в реке светлеет, и продолжается с небольшим перерывом до поздней осени.

 


 

Лучшее время для рыбалки – утренние и вечерние часы, хотя иногда удается соблазнить голавля мормышкой в середине жаркого дня, когда клев другой крупной рыбы прекращается почти полностью.

Удилище длиной 4–5 метров оснащают катушкой с запасом лески 0,15‑0,2 миллиметра и большим поперечным кивком из плоской либо витой пружины, на конец кивка крепится ярко окрашенный шарик.

Мормышки применяются весом 5–6 гр., темные, шаровидные или грушевидные (особого значения их форма не имеет), с крючками № 7. Размер мормышек и крючков варьируется в зависимости от размера голавлей, служащих объектом ловли.

Насадками служат личинки: мотыль, ручейник, опарыш, либо небольшие красные черви. Там, где над водой нависают кусты и деревья, очень хорошо соблазняют голавля гусеницы, собранные непосредственно на месте ловли (принесенную с огорода гусеницу капустницы голавль, скорее всего, проигнорирует).

 


 

На узких реках и протоках с заросшими берегами иногда достаточно трудно пробраться к воде, не вспугнув стайку осторожных голавлей. Не меньшие трудности доставляют манипуляции с удилищем среди низко нависших над головой сучьев. Поэтому имеет смысл заранее, за несколько часов до рыбалки, пройтись по маршруту будущей ловли, вооружившись пилой и топором. Тут главное не перестараться, убирая мешающие сучья: рыболов должен свободно управлять удочкой, но при этом оставаться невидимым для рыбы. Так же стоит заранее продумать вопрос, куда в облюбованных местах выводить пойманного голавля.

Глубина в местах ловли может быть самая разная, от 0,5 до 4 метров, но объектом ловли служат рыбы, не стоящие у дна, а держащиеся у самой поверхности либо в верхних слоях воды, у растущего прямо из воды кустарника или под свисающими в воду ветвями.

Если стайка голавлей находится у поверхности, то поклевка обычно происходит в тот момент, когда мормышка касается воды. Растительность чаще всего мешает увидеть момент хватки, и о поклевке сигнализирует кивок, леска при этом уходит в сторону. Подсекать следует без промедления, но не слишком резко, чтобы не оборвать тонкую снасть.

Если есть возможность визуально контролировать мормышку, можно сообщить ей мелкие колебания на границе воздуха и воды – «тюкать» по поверхности, как при ловле на перетягу. Иногда в этом случае полезно вместо червя или ручейника насадить овода либо слепня, благо у реки в летний день их долго ловить не надо, сами прилетают, надеясь поживиться кровью рыболова.

Необходимый аксессуар такой рыбалки – подсачек с длинной рукоятью (особенно удобны телескопические). Без него достать из воды без проблем можно лишь небольшого голавля.

Ловля с мормышкой – ходовая, вытащив одну рыбу, не имеет смысла ждать, когда вернется испуганная стайка. Лишь небольшие голавлики не особенно пугливы и быстро возвращаются в места, где привыкли кормиться.

Осенью ловят уже со дна, насадки те же, но приемы игры мормышкой применяются иные, отчасти напоминающие зимнюю ловлю: плавный подъем с колебаниями, постукивание мормышкой по дну и т. д.

 

Голавль и кастинговая сеть

 

Голавль – очень заманчивая добыча для любителей кастинговой сети (логично было бы называть этих любителей кастингистами, но так уже называют спортсменов, забрасывающих приманки на точность и дальность). Заманчивая и почти недоступная: плавают, не скрываясь, этакие красноперые красавцы, и порой на самой подходящей для накидной сети глубине, – но все попытки поймать их завершаются плачевно. Даже если удается скрытно подобраться к голавлиной стайке на расстояние броска сети, возвращается она из реки пустой, – зрение у голавлей не самое идеальное, но на движущиеся предметы они реагируют мгновенно, – и сеть еще летит к цели, а рыбы ее уже увидели и бросились врассыпную.

На рис. 12 наглядно показано, как это происходит: если рыболов выбрал правильное положение (Д), то рыба его не видит, он же ее может разглядеть в прозрачной воде (но при броске надо учитывать, что из‑за преломления лучей на границе вода‑воздух рыба всегда кажется стоящей несколько дальше от рыболова). Однако сеть в своем полете так или иначе пройдет сквозь зону, прекрасно обозреваемую голавлями…

 

Ловля кастинговой сетью в прозрачной воде

 

В мутную воду, например, при весенней ловле плотвы, иногда удается зацепить приличного голавлика, – событие приятное, но совершенно случайное. Способ ловить голавлей целенаправленно и успешно именно кастинговой сетью я искал несколько лет, и определенных успехов добился. Итак, вот краткий курс истории противостояния голавля и кастинговой сети (технику ловли, подробно описанную в книге «Подъемники, ловушки, кастинговые сети», я опускаю).

Первая мысль была естественной и логичной: попробовать ночную ловлю. Ночью даже самая «строгая» рыба теряет значительную часть своей осторожности, да и летящую в воздухе сеть до момента ее падения в воду не заметит и не почувствует.

Голавль, как и всякая верховая рыба приличных размеров, опускается ночью на дно, – крупных насекомых нет, и у поверхности воды делать нечего. Уклейка в сгустившейся темноте еще активно плещется, ловит толкущуюся над водой мошкару, но голавлей такая воздушная мелюзга не интересует: чтобы поймать ее, рыбине надо «сжечь» больше калорий, чем возместит съеденная добыча, – и голавли, после активного, но короткого закатного жора, уплывают отдыхать.

Беда в том, что места их ночевки для кастинговой сети недоступны: слишком глубоко, дно неровное либо коряжистое. Вывод прост: ловить надо в то недолгое время в начале летней ночи, когда голавль еще кормится, но уже не видит рыбака и летящую в воздухе сеть.

Сказано – сделано, и немало июльских ночей я посвятил поиску закатных жировок голавля, пригодных для ловли. Некоторых успехов удалось добиться. Например, неплохо ловились голавли с остатков старой, давно разобранной запани. Дно реки там было выложено бетонными плитами, слой воды над которыми не превышал 20 см, с плит вода падала с примерно с такой же высоты, а ниже по течению, практически вплотную, располагалась обширная и глубокая яма, излюбленное место стоянки голавлей. Голавли, при свете державшиеся поодаль от разрушенной запани, в сгущающихся сумерках подплывали к самому краю плит, где и стояли на глубине 50–70 см, подхватывая принесенный течением и падающий сверху корм. Ширина реки (и соответственно длина запани) составляла примерно 150 метров, и двигаясь от одного края до другого, я делал два десятка забросов десятифутовой сетью с ячеей 12 мм. Пятая часть из них приносила одного, реже двух голавлей – КПД для кастинговой сети весьма высокий. Обратный проход, совершенный после паузы, ни одного голавля обычно не приносил, – распуганные рыбы уже не возвращались.

Говорят, что от добра добра не ищут – но это относится к кому угодно, только не к неугомонным рыболовам. От локального успеха надо было переходить к систематическим: не мог же я поселиться на той голавлиной запани, да и стадо голавлей, обитавших в яме, рано или поздно истощилось бы.

Следующий шаг был очевиден: использовать прикормку, привлекающую голавлей в сумерках к месту, пригодному для ловли. Причем именно голавлей, а не всю окрестную рыбью мелочь: ловил я в те годы кастинговыми сетями исключительно фабричного производства, с мелкой ячеей.

Описывать все многочисленные эксперименты с прикормкой смысла нет, перейдем сразу к результату.

Результатом стали глиняно‑песчаные шары диаметром 15 см, с разной концентрацией глины и с разной прочностью: одни разбиваются от несильного удара о воду, другие разрушаются уже позже, на дне. В шары я подмешивал мясо ракушек‑перловиц, причем двух видов: половину моллюсков освобождал от раковин и перемалывал, но не в мясорубке, а в кухонном комбайне, добиваясь минимального размера частиц прикормки. У второй половины перловиц просто разбивал (вернее, слегка надкалывал) раковины молотком.

Вот как проходила рыбалка: прикормка – все шары разом – бросалась на заранее выбранное место: глубина не более 0,5 м, расстояние от берега, удобного для взмаха сетью, не более 2/3 длины тягового шнура сети, а чуть ниже по течению располагались более глубокие голавлиные места. Течение умеренное, ни в коем случае не бурное, – чтобы мелкие фракции прикормки сносились вниз, а целые перловицы с разбитой раковиной в любом случае оставались на месте, даже после полного разрушения шара.

Дальше происходит вот что: частицы прикормки из тех шаров, что разрушились сразу, сносятся вниз, привлекая много рыбы, в основном мелкой. Спустя некоторое время начинают подходить и голавли. Но если ельчики, плотвички и подлещички постепенно отходят вниз, вместе с мелкими частицами прикормки, то голавли предпочитают поужинать более основательно и задерживаются у раковин, добывая из них мясо перловиц.

Вот тогда‑то и надо начинать набрасывать сеть – снайперскими бросками, точно на прикормленное место. Между забросами следует делать паузы в 5‑10 минут, для крупного голавля более долгие: за это время одна вспугнутая стайка голавлей уходит, но вместо нее поднимаются другие, привлеченные прикормкой, вымываемой из более прочных шаров. Не исключено, что к концу ловли могут вернутся и первые напуганные, но не пойманные рыбы, но как‑либо проверить это предположение затруднительно.

Если прикормить вовремя (за 10, на слабом течении за 20 минут до полного исчезновения солнца за горизонтом) и правильно выдерживать ритм пауз, то почти каждый заброс приносит от одного до трех голавлей, лишь однажды мне удалось накрыть семь голавлей разом. Крупные, свыше килограмма, рыбы попадаются редко и всегда по одной.

Долгой такая рыбалка не бывает – час, в лучшем случае час с небольшим. Голавли весьма чувствительны к погодным неурядицам: если случился резкий перепад давления или задул сильный северный ветер, то лучше на ловлю не выходить, прикормка не выманит голавлей на мель. Наилучшие уловы приносили тихие ночи, когда к закату полностью стихал ветер, – очевидно, связано это с тем, что в безветрие значительно меньше насекомых попадает в реку и голавли более голодны.

Изредка (обычно во время самого первого заброса) удавалось накрыть крупного подлещика, а то и леща. Порой и крупная сырть, почему‑то задержавшаяся в реке, не скатившаяся в море, навещала голавлиную столовую и попадала в садок. Язи не попадались ни разу – в тех местах, где я применял описанный способ, они держатся на бОльших глубинах и предпочитают места с более слабым течением.

Как выяснилось позже, двухкомпонентную прикормку из перловицы не менее успешно можно применять и при ловле на крючковые снасти, особенно на полудонку в условиях среднего течения.

Важно помнить, что мясо перловицы быстро портится, поэтому ракушки необходимо собирать заранее и держать их в воде или в мокрой тряпке в прохладном месте, приготавливая прикормку непосредственно перед выходом на рыбалку.

 

Летняя ловля на поплавочные удочки, полудонки и фидеры

 

Можно ловить голавля в проводку со дна, как язя, но исключительно с прикормкой и на заранее приваженных местах – поскольку участки с ровным, удобным для проводки дном голавли избегают, им требуются неровности, предоставляющие защиту от течения. Однако обильной привадой можно приучить голавлей кормиться на удобных для ловли местах.

Если такой возможности нет, поплавочную удочку можно эффективно использовать в качестве «полудонки»: грузило и крючок с приманкой лежат на дне, а расстояние от грузила до поплавка в 1,5–2 раза превышает глубину на месте ловли.

Таким способом мне доводилось ловить голавлей в узкой и быстрой протоке реки Луги, где никакие иные способы ужения оказались невозможны: почти вдоль всего берега из воды торчали наполовину затопленные кусты. Голавли любили держаться в тени этих кустов, и закидывать приходилось в узкие, 1,5–2 метра, промежутки между ними.

Удилище я использовал пятиметровое, так называемое «болонское», с вершиной повышенной гибкости и более частым расположением колец: сдавать леску с катушки в случае поклевки крупного голавля было невозможно, рыба тут же бросалась в куст, и приходилось полагаться лишь на амортизирующие свойства удилища.

Оснастка при такой ловле приходилось использовать разную, зависящую от высоты воды и, соответственно, скорости течения в протоке.

Первый вариант, для умеренного течения: грузило увеличенного размера, в нормальных условиях топящее поплавок (я использовал небольшую скользящую оливку с двумя стопорами‑дробинками), лежит на дне, поплавок находится на поверхности – грузоподъемность подобрана так, чтобы течение его притапливало и над поверхностью торчала лишь антенна. Два поводка крепятся на основную леску, один ниже оливки, другой – на 30–35 см выше. Верхний поводок желательно крепить способами, препятствующими закручиванию вокруг основной лески и позволяющими поднимать его в верхние горизонты воды.

Второй вариант, для среднего течения: размер грузила увеличивается (можно ставить две оливки вместо одной). Увеличивать размер поплавка нежелательно, лишнее сопротивление при поклевке настораживает рыбу, и отчасти компенсировать напор течения можно натянутой леской, выбрав ее слабину между поплавком и кончиком удилища. Снасть в таком случае надо не держать в руках, а положить на рогульки.

Третий вариант, для самого сильного течения: грузило ставится концевое, еще более увеличенное; поплавок поднимается по леске выше и висит в воздухе, в метре от конца удилища. Такой вариант оснастки наиболее близок к классической донке, и поплавок можно смело заменить любым другим сторожком. Но не стоит употреблять колокольчик – длина лески при таком способе ловли не намного превышает длину удилища, и звон спугивает чуткую рыбу.

 

Ловля полудонкой

 

 

Небольшие усиления течения при ловле первым и вторым вариантом оснастки можно компенсировать, увеличивая расстояние от поплавка до грузила.

Леску для поводков стоит использовать достаточно тонкую, 0,12 мм, для крупных голавлей – 0,17 и выше, грубая снасть резко уменьшает количество поклевок.

Насадкой служит навозный червь (или покупной калифорнийский), личинка ручейника, реже опарыш или личинка жука‑короеда. Другие белые личинки лучше не использовать, летом в реку они попадают редко, а голавль, как уже сказано, весьма подозрительно относится к непривычному корму. Если есть выбор насадок, то ручейника и червя лучше насаживать на нижний крючок, а опарыша – на верхний.

Размер крючка зависит от насадки, но если применяются небольшие крючки (для опарыша, например), то экономить на них нельзя: крупный голавль нередко хватает маленькую насадку, после чего дешевый китайский крючок зачастую или ломается, или разгибается, или перерезает леску в том месте, где привязан.

По утверждениям рыболовов былых времен, линяющий рак, сбросивший свой панцирь, – самая лакомая для крупного голавля насадка, а мелких можно отлично ловить на клешни рака. Увы, для меня знание этого факта осталось чистой воды теорией: в тех местах, где я ловил голавлей, раки были слишком редки и ценны, чтобы тратить их на насадку. А там, где раки просто‑таки кишели (на озере Балхаш) – голавли не встречались. Поэтому ничего своего сказать про эту насадку не могу.

Прикормка – почти обязательное условие успешной ловли. Лишь изредка можно обойтись без нее (например, чуть ниже устья ручья, впадающего в реку). Для ловли на поплавочные снасти вполне применимы шары, описанные выше, в разделе, посвященном ловле голавля кастинговой сетью. Кроме перловицы, можно добавлять в них мелкого мотыля, рубленых червей, растительные компоненты. Принцип тот же: чтобы не отпугивать чуткую рыбу частым подбрасыванием прикормки, ее отправляют в воду всю разом, но закатанную в шары, имеющие разное время разрушения.

Классические и достаточно грубые донки – закидушки и донки‑спиннинги – летом, в отличие от весны, приносят минимальные уловы, и в основном попадаются небольшие голавлики. Крупные же экземпляры в прозрачной воде очень осторожны, поэтому в последние годы все больше распространяется летняя ловля голавлей фидерами. Теоретически, ловля на течении, и на небольшом расстоянии от берега, – не совсем правильное использование фидерной снасти, изначально задуманной исключительно для стоячих водоемов и дальнего заброса. Однако уловы голавлей – аргумент весомый, спорить с которым трудно. Но, в любом случае, наилучшие результаты достигаются, если сочетать обильную предварительную прикормку, используемую при обычном ужении в проводку и ловле полудонкой, с теми небольшими порциями кормовой смеси, что доставляет в водоем грузило‑кормушка фидерной снасти.

Некоторые рыболовы (например, белорусские) весьма успешно ловят голавлей псевдо‑фидером: используется фидерное удилище с гибким кончиком‑сигнализатором, но грузило‑кормушка заменяется обычным легким грузилом. Исходя из начального смысла слова «фидер» (кормушка в переводе с английского) правильнее называть подобные гибридные снасти не фидерами, а как‑то иначе, донками‑квивертипами, например. В любом случае лишь такой донкой можно успешно ловить крупных голавлей летом.

Ниже приведем некоторые особенности и закономерности этой ловли (на основании практики белорусских рыболовов).

Удилище для «псевдо‑фидера) используется длиной от 2,70 метра для малых и средних рек, до 3,5 метра для более широких водоемов. Оптимальная длина подбирается в зависимости от конкретных условий ловли, равно как и тестовая нагрузка, изменяющаяся в диапазоне от 10 до 30 гр.

Катушки белорусские рыболовы применяют безынерционные со шпулями средней вместимости (100 метров лески диаметром 0,3 мм); работать катушке приходится меньше, чем при активной спиннинговой ловли, поэтому предпочитаются недорогие модели с 2‑мя подшипниками.

Диаметр основной лески от 0,2 мм до 0,25 мм (если применяется мононить), поводок длиной 0,7 м диаметром от 0,15 до 0,2 мм соответственно. При применении плетенки ее ставят меньшего диаметра.

Вес используемых грузил 10–20 гр., и в зависимости от силы течения в конкретном месте ловли выбирают грузило с минимально возможным весом, способным удержать снасть на дне – громкие всплески при забросах отпугивают голавлиные стайки.

Забрасывается снасть вниз по течению, чтобы уменьшить ее парусность, с этой же целью грузила обычно используют плоские, прилегающие ко дну. После заброса удилище кладётся на подставку так, чтобы угол между натянутой леской и кончиком удилища был примерно 90 градусов и в одной, и в другой плоскости.

 

Ловля голавля «псевдо фидером»

 

Главное условие успешной рыбалки этим способом, как и при других видах летней ловли голавля, – всемерная маскировка. Опытные рыболовы подготавливают снасть к ловле и насаживают ее заранее, в отдалении от реки, а подойдя к реке, сразу забрасывают и тут же занимают позицию за кустом или иным укрытием. Если берег голый, без растительности, необходимо ловить не у самого уреза воды, а в отдалении на 2–3 метра от него.

 

Осенняя ловля на лягушонка и на живца

 

Ловля эта осенью лишь продолжается, а начинается еще летом, в августе, когда многие голавли прекращают питаться насекомыми и переходят на рыбно‑мясную диету. Что вообще‑то странно: насекомых еще много, кузнечики стрекочут по прибрежным лугам и нередко падают в реку, кружат над водой стрекозы – но голавли, словно по команде, начинают охоту за лягушатами и пескариками.

Можно предположить, что в августе уменьшается не количество насекомых – увеличивается число едоков. Подрастают голавлята‑годовики, конкурируя в борьбе за пищу со взрослыми особями, не остаются в стороне и другие рыбы, собирающие с поверхности насекомых – язи, крупные ельцы, молодые форели (в тех местах, где ареал форели пересекается с ареалом голавля). А крупный голавль и аппетит имеет не маленький – и переходит на более калорийную пищу.

 


 

На лягушонка ловят в проводку – с берега удилищем до 6 метров длиной, при ловле с лодки можно использовать спиннинговое удилище. Поклевка крупных голавлей при таком способе ловле гораздо более вероятна, не исключены поклевки и крупного жереха, чьи охотничьи угодья граничат с местами кормежки голавлей. Поэтому леску ставят более прочную, чем при ловле на мормышку или на насекомых: 0,3 мм с поводком 0,2–0,22 мм; крючок привязывают № 10‑№ 12 по отечественной нумерации. Даже с такой оснасткой бороться с крупной рыбиной, особенно на течении, бывает затруднительно, но ставить более толстые лески нельзя, количество поклевок резко уменьшается. Хватки щуки, которая тоже не прочь полакомиться лягушатами, в большинстве случаев заканчиваются плачевно – зубастая хищница без затей перекусывает поводок.

Насадкой служат лягушата с длиной тела 3–4 см (без учета лапок). Некоторые рыболовы насаживают их за спинку, но это не очень эффективно: если цеплять жало крючка лишь за складку кожи, голавль часто срывает насадку, еще чаще она срывается, если необходим дальний заброс. Если же ввести крючок слишком глубоко, то можно невзначай задеть жизненно важный орган, и лягушонок быстро перестает шевелиться на крючке.

Гораздо крепче держится на крючке и дольше живет лягушонок, проколотый за обе губы. Но самый оптимальный способ насадки, на мой взгляд, – проколоть крючком бедро в его верхней, толстой части, – голавль почти всегда хватает добычу сзади, и вероятность удачной подсечки при таком расположении крючка возрастает (щука же поступает наоборот – глотает лягушонка с головы, и остается небольшой шанс при подсечке зацепить хищницу за край губы, не позволив перекусить леску).

 


 

Оснастка применяется в двух вариантах. Поначалу, в августе, лягушонка пускают поверху, с прозрачным шаром‑поплавком и без грузила. Эта ловля ничем, кроме насадки, не отличается от ужения на насекомых, и именно во время нее наиболее часто в качестве прилова попадается жерех.

Позже, осенью, когда голавли опускаются в нижние слои воды, используют поплавок с грузилом. Подбирают их так, чтобы лягушонок не мог ни утопить поплавок, ни всплыть на поверхность. Насадка в этом случае идет вполводы, на больших глубинах – в метре‑полутора от дна. Грузило устанавливают в 25–30 см от крючка, это обеспечивает достаточную свободу движений лягушонку.

Ловят в обычных голавлиных местах: в конце переката, где слабеет течение и увеличивается глубина, на глубоких местах с обратным течением, у поваленных деревьев, под нависшими над водой кустами. Проводку не делают длиннее 20–30 метров, иначе возникшие провисы и слабина лески не позволят сделать подсечку с нужной силой и резкостью. Поклевка у голавля энергичная, поплавок мгновенно исчезает. Подсекают после коротенькой паузы, позволяющей рыбе заглотать лягушонка.

Осенний клев голавля продолжается в течение всего светового дня, и ловят, пока можно разглядеть поплавок. Иногда, при активном жоре, ловля продолжается и в глубоких сумерках – тогда леску держат внатяг и определяют поклевку осязанием; число пустых хваток в таком случае увеличивается.

Лягушат используют также в качестве насадки для переметов и донок‑закидушек, оставляемых на ночь, и голавли нередко попадаются на их крючки.

Ловля голавлей на живца происходит в тоже время, что и на лягушонка, но мало кто ей занимается специально – одновременно начинается активный августовский и осенний жор щуки, рыбы куда более многочисленной и попадающейся в больших количествах.

На жерлицы голавль попадается редко, на кружки и того реже. В основном ловят его поплавочной живцовой удочкой и переметами. Насадкой служат пескарь, голец, вьюн, личинка миноги. Способы насаживания живца применяются самые разные, но особенно удачным считается применение снасточки из двух крючков: один зацепляется за спину, другой за губы. Металлический поводок стоит применять лишь на переметах, на удочки ставится кевларовый, самый тонкий, но лучше вообще обойтись без него, если вероятность поклевки щуки невелика.

 

Зимняя ловля на мормышку

 

Много лет считалось, что специальной зимней ловли головля не существует, лишь изредка, в основном по перволедью, попадаются случайные экземпляры. Однако в наше время все чаще поступают сообщения от рыболовов, целенаправленно ловящих зимой именно голавлей, причем крупных.

Возможно, причиной изменения голавлиных привычек стало глобальное потепление, вообще внесшее немало изменений в уклад жизни подводных обитателей. Но не исключен и другой вариант: крупные голавли клевали зимой всегда, просто редко попадались. Дело в том, что подо льдом голавли прекращают охоту за мелкими рыбешками и вновь переходят на питание водными насекомыми и беспозвоночными. Соответственно, поклевки их чаще всего происходят на удочку с мормышкой. Раньше, при поклевке голавля в 1–2 кг, следовал обрыв тоненькой лески, рассчитанной на плотву и окуня, и огорченные рыболовы начинали гадать, кто ее оборвал: лещ, огромный окунь, щука… – не догадываясь, что имели дело с голавлем. Сейчас же в продаже появилось достаточно качественных тонких лесок, не настораживающих осторожную рыбину, и в то же время позволяющих успешно с ней побороться.

Известный рыболов Юсупов из г. Энгельса свидетельствует, что его коллеги со Средней Волги ловят голавлей на протяжении всей зимы, даже в достаточно сильные морозы (при –20° и ниже). Прекращается клев голавля лишь в феврале, что, очевидно, связано с кислородным режимом водоемов.

Ищут и ловят голавлей волжские рыболовы в не очень широких и не слишком глубоких протоках с умеренным течением. Для стоянки и зимовки голавль выбирает глубокие места в прибрежной зоне, кормиться выходит на расположенные поблизости отмели и косы, нередко с явно выраженными неровностями дна и обязательно с течением. На глубинах 2,5–4 метра стоят в основном небольшие и средней величины голавли (до 400–500 г), более крупные предпочитают уйти пониже, на глубину 5–6 метров.

Ловля происходит на мормышку без насадки, с леской диаметром 0,15‑0,17 мм, позволяющей при определенных навыках вываживать и вытаскивать рыб до 2 кг весом. Причем замечено, что при увеличении толщины лески до 0,02 мм поклевки прекращаются – голавль и зимой не теряет свою знаменитую осторожность.

Мормышки волжские рыболовы используют шаровидные свинцовые, размером от 6 до 10 мм, в зависимости от силы течения (в волжских протоках оно меняется непредсказуемо, даже, вернее сказать, – по воле работников гидроэлектростанций). При самом сильном течении используются мормышки из вольфрама. Для мормышек разного веса используются разные кивки, с разной степенью гибкости – клюет голавль зимой аккуратно, и чуткость снасти необходима для успешной подсечки.

Мормышки оснащаются одинарным крючком № 5, на цевье которого надевают кембрик длиной 4,5–5 мм белого или желтого цвета.

Играть безнасадочной мормышкой, по словам Юсупова, следует так же, как и при ловле окуня, но есть и некоторые отличия: «У меня рыба берет только на подъеме приманки. В отличие от окуня, который нередко атакует мормышку и вполводы, и даже у кромки льда, голавль зимой берет только у дна, не выше 20–30 см от него. Нередко поклевку рыбы вызывают не обычные колебания приманки по вертикали, а горизонтальные. Для этого удочку держу в руках вертикально, кивком вниз, и поднимаю мормышку, заставляя ее колебаться по горизонтали».

 

Последнее условие, необходимое для поимки зимой крупного голавля – осторожность. Ловля эта не для больших и шумных компаний: частый шум ледобуров, шаги, удары различными предметами по льду и громкие разговоры надолго отпугивают голавлей от места ловли, и в улове в лучшем случае могут оказаться лишь небольшие, до 400 г, голавлики. Лунка затемняется на относительно неглубоких местах всегда, а на больших глубинах (5 и более метров) уже после поклевки крупного голавля, при вываживании, в лунку отправляют ногой заранее подготовленный холмик мягкого снега – иначе у почти побежденной рыбины, напуганной ярким светом, может открыться у самой кромки льда «второе дыхание», и внезапным сильным рывком она оборвет леску либо вырвет небольшой крючок из мягких тканей рта.

 

Ловля спиннингом и нахлыстом

 

Самые фанатичные, самые заядлые спиннингисты умудряются ловить голавля круглый год, даже без зимних каникул, – глобальное потепление климата делает зимнюю ловлю спиннингом все более популярной даже в тех регионах, где двадцать‑тридцать лет тому назад никто и не задумывался о возможности такой рыбалки.

Менее влюбленные в спиннинг рыбаки начинают ловлю им голавлей весной, после спадения полой воды, и продолжают до глубокой осени. А я предпочитаю гонять «вертушку» на голавлиных местах в конце августа и сентябре, когда голавль массово переходит на питание рыбьей мелочью, когда не надо мудрить, подбирая приманки, имитирующие насекомых. По моим наблюдением, лучше всего голавль в эту пору берет на небольшие вращающиеся блесны с умеренно широким лепестком при равномерной проводке в средних слоях, и на небольшие твистеры (двухцветные, красно‑белые) при ступенчатой проводке.

У других рыболовов, делящихся опытом на страницах периодических изданий и в Интернете, тоже имеются свои мнения о наиболее уловистых приманках, способных соблазнить голавля. Зачастую эти мнения в корне противоречат одно другому, и тем не менее отмахиваться от советов бывалых рыбаков нельзя: приманка, показавшаяся поначалу безнадежной, может совершенно неожиданно «выстрелить» на том же самом водоеме, если изменится погода, уровень воды или другие условия, либо если будут применены новые приемы ловли.

Вот лишь некоторые советы спиннингистов, успешно охотившихся за голавлем:

1) По мнению спиннингистов старой школы (тех, что ловили спиннингами из клееного бамбука с катушкой «Военохот» и леской «Сатурн»), голавль на девоны и колеблющиеся блесны берет крайне редко, а лучше всего ловится на вращающиеся блесны «Спиннер» и «Универсалка» с тройником, замаскированным красными или рыжими перышками, волосом, шерстью. Много воды утекло с тех пор, и много поколений голавлей сменилось в реках, однако и поныне на предназначенных для голавля блеснах ведущих фирм крючки прикрыты густым оперением.

2) Наиболее аппетитны для голавля вертушки с узким лепестком (типа «Aglia long»), особенно при проводке на быстром течении. Это наблюдение наиболее бесспорное, подтверждаемое почти всеми, кто охотился на голавля со спиннингом.

3) Когда дело касается ловли голавлей, стоящих (в спокойной воде или на слабом течении) в метре‑полутора от поверхности, проще всего соблазнить их небольшим воблером средне‑широких пропорций тела и с широкой лопастью.

4) В тихой воде лучше всего ловить на блесны с широкими и супер‑широкими лепестками, наиболее эффективна блесна «Thunder Bug», очень удачно имитирующая крупное насекомое.

5) Твистер для ловли голавля не годится, кроме самых длинных, имитирующих вьюна или миногу.

6) Уловы значительно возрастают, если закрашивать черным внутреннюю сторону лепестка «вертушки». Вариант того же мнения из другого источника: чернить надо всю блесну, включая сердечник.

7) Девоны все‑таки пригодны для ловли голавля: самой эффективной приманкой показал себя небольшой плавающий девончик «Spin‑n‑Glo».

8) И колеблющиеся блесны не так уж плохи, если перед ними ставить на коротких поводках пару мушек‑стримеров – тогда у хищника срабатывает инстинкт перехвата добычи.

9) «Колебалка» при такой ловле абсолютно не нужна, при донной проводке в комплекте с мушками надо ставить грузило‑«балеринку», при поверхностной – фирменный поплавок «Сбирулино». Впрочем, этот совет относится уже не к «чистому» спиннингу, а к так называемому «псевдонахлысту».

Некоторые из этих тезисов мне доводилось проверять на практике. «Аглия Лонг» и однотипные вращающиеся блесны и в самом деле хорошо работают по голавлю. Однако не стану утверждать, что их успех вызван пристрастием голавлей к зауженным лепесткам блесен. На голавлиных ямах больших рек зачастую имеется сильное неравномерное течение, и при ловле «на снос» блесна описывает подковообразную траекторию и последнюю треть проводки идет против течения – блесны с широким лепестком попросту вылетают на поверхность и начинают выпрыгивать из воды, сбиваясь с игры.

Улучшения клева от применения на вертушках оперенных тройников я, честно говоря, не заметил. Зато заметил другой факт: весьма способствует уловам замена штатного тройника блесны другим, меньшего рамера.

Как и многие открытия, это было сделано случайным образом: на «Аглии Лонг» с белым лепестком, которая успешно (мне тогда казалось, что успешно) таскала голавлей из ямы на реке Луге, обломился при зацепе один из поддевов тройника. Крючка того же размера под рукой не оказалось, пришлось прикрепить через заводное кольцо тройник на два номера меньше. При этом было нарушено одно из главных правил компоновки блесны: – при вращении лепесток не должен отклоняться от оси «вертушки» дальше, чем поддевы тройника. Однако, к моему удивлению, количество выловленной рыбы выросло чуть ли не вдвое, причем в уловах стали гораздо чаще попадаться голавли от 250 до 500 гр. весом.

Причина, надо полагать, в следующем: голавль хватает рыбешек сзади, с хвоста, в отличие от щуки, старающейся зайти добыче сбоку и схватить ее поперек тела, и от судака, атакующего рыбью мелочь бессистемно, под любым углом и с любого направления. А пасть у голавля хоть и весьма широкая (для карповой рыбы), но все же не может сравниться по размерам с щучьей или судачьей. Поэтому в завершающей стадии голавлиной атаки слишком большой тройник может помешать совершить удачную хватку: блесна на пару мгновений сбивается с игры, а рыболов грешит на подводную растительность, ударившую по лепестку и т. д., и даже не догадывается, что прозевал попытку поклевки.

В общем, с тех пор я заменяю крючки на предназначенных для голавля «вертушках» сразу после покупки. Надо заметить, что оснащенные «под голавля» блесны неплохо работают по окуню, но против щук и судаков их лучше не применять – неоправданно вырастает число пустых хваток и сходов.

А вот с меппсовской блесной «Thunder Bug» («Гремящий жук» в переводе) отношения у меня как‑то не сложились. На суше ее широкий двойной лепесток напоминает полупрозрачные крылья насекомого, – даже сетчатый рисунок нанесен (хотя при вращении его едва ли сможет разглядеть даже самая глазастая рыба), кольчатый сердечник имитирует не то брюхо жука, не то хвост стрекозы… Увы, голавли в воде не спешили попробовать на вкус приманку. Да и мне самому не нравилось, как ведет себя блесна при проводке.

 

«Гремящий жук», не оправдавший надежд

 

Эксперименты с «Жуком» проходили на неширокой речке с берегами, заросшими деревьями, где настоящие жуки часто падали в воду, составляя изрядную часть рациона голавлей, и хотелось подыскать им искусственную замену. Возможно, я просто не успел подобрать подходящую для «Thunder Bug» проводку, поскольку вскоре металлические жуки потеряли актуальность, – я открыл для себя плавающие мини‑девоны «Spin‑n‑Glo». Хотя девонами этих вращающихся малышей можно поименовать лишь с долей условности, и некоторые рыболовы называют их «пропперами»… Но, как приманку ни называй, на широких реках она почти не давала результата, но на омутах лесных голавлиных речушек, при проводке в самом верхнем слое воды, – небольшие модели в 1,5–2 см длиной работали на загляденье.

 

Вращающиеся приманки «Spin n Glo»

 

Одна беда – на необходимое для ловли голавля расстояние забросить легонькие пластиковые «Spin‑n‑Glo» без применения груза или можно лишь при очень благоприятных условиях. Проще говоря, при сильном попутном ветре. А на той речке, где я ловил на мини‑девоны, применять дополнительные грузила или «Сбирулино» не позволяли многочисленные коряги – приманка должна была идти почти по поверхности, с ясно видимым буруном. Приходилось ловить, сплавляя «Spin‑n‑Glo» по медленному течению, что долго и скучно…

В результате на свет появилась оснастка, к «чистому» спиннингу не относящаяся: на конце лески «Spin‑n‑Glo», а в 70 см перед ним – боковой поводок с крючком, насаженным майским жуком. Когда такая оснастка свободно плывет вниз по течению, мини‑девон работает как поплавок, а естественная насадка провоцирует голавля на хватку. При подмотке главную роль в приманивании рыбы играет уже «Spin‑n‑Glo», но и на жука может позариться голавль. В протоках реки Луги, протекающих между заросших тростником отмелей, вместо жуков очень хорошей насадкой служили синие стрекозы с непрозрачными крыльями, изобильно летавшие над зарослями.

На медленно текущих реках средней полосы России неплохо работают по голавлю мини‑воблеры, – длиной не более 5 см и весом не более 5 гр. В общем случае применимо то же правило, что и при ловле окуня: чем меньше приманка, тем выше улов, поэтому голавлю иногда предлагают совсем уж крошечные модели воблеров («микробы», как именуют их некоторые рыболовы). – длиной 3,5 см и весом 2 гр.

Наиболее популярны – как у голавлей, так и у спиннингистов – «шэды» (очень часто и неправильно называемые в России «шадами»), т. е. воблеры, копирующие своей формой одноименную рыбу. Шэд – рыба семейства Сельдевые, водящаяся в Атлантике и массово заходящая на нерест в североамериканские реки. Там же, в реках, подрастает молодь шэдов, – и служит кормом для многочисленных пресноводных хищников. В наши реки шэды не заходят и российские голавли с ними не знакомы, но тем не менее воблеры «шэд» атакуют исправно.

Неплохо сочетает цену, качество и уловистость японский воблер «Arms Micro» (рис. 14.1), длиной 5 см и весом 4,5 гр. Шведские воблеры «Fladen Shad» голавли тоже не обходят вниманием (самые маленькие, пятисантиметровые модели). Сторонники более экономичной рыбалки предпочитают «Mini Shad» корейской фирмы «Liberty», длиной 4,5 см и весом 4,3 гр.

Все эти воблеры имеют внутри полость с шариками, создающими шумовые эффекты. Заглубление у них небольшое, от полуметра до метра, тип проводки – медленный с ускорениями, зачастую на ускорениях и происходят хватки голавля. Твичинговая проводка (когда воблер двигается резкими рывками) по моему опыту голавля соблазняет редко, гораздо чаще в этом случае на крючок садится окунь или щука.

Весьма привлекательной оказалась для голавля еще одна приманка фирмы «Fladen» – воблер‑крохотулька «Mini Minnow» – длиной 3,5 см и весом всего‑то 2,5 грамма. Но у этого воблера есть один недостаток (помимо трудности с забросом такой маленькой и легкой приманки) – много пустых хваток, вызванных отсутствием заднего тройника. С другой стороны, осечки происходят в основном с мелкими голавлями, а килограммовая рыбина засекается вполне надежно. Но там, где мелкий голавль преобладает, от использования «Mini Minnow» лучше отказаться.

 

Голавлиные мини воблеры

 

Еще одна малютка в семействе воблеров – «Finlandia‑S» фирмы «Nils Master»: 3 см и вес 2 гр. Первоначально эта модель предназначалась для ловли мелких лососевых на северных реках, но, как выяснилось, весьма по вкусу и голавлям. Одиночный крючок этого воблера позволяет избежать многих зацепов, что для данной модели немаловажно: нильсмастеровские воблеры вручную вырезают из бальсы, вручную же раскрашивают, испытывают каждый воблер (а не один из партии) и при нужде дорабатывают до нужных кондиций… Штучная, короче говоря, работа. Но и стоят эти воблеры соответственно.

Далеко не всем российским рыболовам по карману такие приманки – приходится покупать китайский пластмассовый ширпотреб. В общем‑то, если оборудование для штамповки воблеров настроено правильно, нет особой разницы, где оно установлено, в Европе или в Китае. Однако на китайских моделях возможны проблемы с крючками – проверять их надо после покупки, затачивая тупые и заменяя слишком мягкие или слишком ломкие, перекаленные. Иногда некачественная краска начинает стремительно облезать после одной‑двух рыбалок – но нет худа без добра, можно самому поэкспериментировать с нанесением наиболее удачной расцветки. Случается, дешевые воблеры при проводке заваливаются набок. Этот недостаток устраняется отгибанием в сторону петельки, за которую крепится леска: если воблер заваливается вправо – надо отогнуть петлю влево и наоборот.

Чаще всего на упаковках мини‑воблеров написано «суспендер» или проставлен индекс SP, означающий то же самое: удельный вес воблера равен удельному весу воды. На деле этикетка (особенно у дешевых моделей) не совсем соответствует содержимому: опущенные в ведро с водой, воблеры либо медленно тонут, либо медленно всплывают. Второй вариант для ловли предпочтительнее. Проблема, как и с мини‑девоном «Spin‑n‑Glo», в забросе, – даже пятиграммовый воблер гораздо труднее забросить на то же расстояние, что и «вертушку» одного с ним веса, не говоря уж о двухграммовых малютках… Спортсмены, вооружившись кастинговым удилищем и сверхтонкой плетенкой, могут «выстрелить» мини‑воблером на 30, даже на 35 метров. Однако – при самых благоприятных условиях, то есть при полном отсутствии ветра. Но не сидеть же у реки, выжидая безветрия… Легкий встречный ветерок не помешает ловить окуня – полосатые бестрепетно хватают приманку у самых ног спиннингиста, и в неблагоприятных условиях их можно ловить хоть с десятиметровым забросом. Иное дело осторожный голавль, не любящий, когда к нему подходят слишком близко. Иногда единственный способ доставить к голавлю мини‑воблер обычным лайтовым удилищем – сплавить приманку вниз по течению. Долго, но надежно, – стоит подойти поближе, и голавли уходят. При такой ловле медленно всплывающие воблеры, естественно, предпочтительнее тонущих.

 

Заключение

 

Нахлыстом же настоящим, без приставки «псевдо», голавля тоже ловят вполне успешно. Прошли те времена, когда этот сложный способ ловли применяли лишь к лососевым рыбам – ныне нахлыстовики ловят всех рыб, что хоть изредка приближаются к поверхности воды в поисках насекомых, вплоть до ельца и уклейки. Тех, что не приближаются, ловят тоже…

Но дело в том, что нахлыст – крайне дорогое удовольствие, самый, пожалуй, затратный из любительских способов ловли. Если спиннингист или поплавочник может пользоваться «фирмой», а может и подыскать дешевые отечественные или китайские аналоги, пусть и менее качественные, то у любителя нахлыста такой возможности нет, – и выуженный им елец или голавлик становится в буквальном смысле «золотым».

Так стоит ли забивать гвозди микроскопами?

Больше о ловле голавля нахлыстом мне добавить нечего. Нахлыстовики‑асы гораздо лучше меня знают, какими приманками и приемами ловли соблазнять голавля, а обычным любителям, не старающимся приспособить излюбленную снасть на все случаи жизни, ловящим тем, что наиболее уловисто в данный момент, – им такая информация ни к чему.

 

Автор: Антон Шаганов, "Ловля карповых рыб", 2010 г.

Это интересно:

Читайте также:

Рыболовство | Вода | Фото | Статьи         07 сен 2017, 20:31
Рыболовство | Вода | Фото | Статьи         10 апр 2012, 23:51

Коментарии:

Вопрос: Первый месяц зимы? Напиши буквами или цифрами.