Ловля ельца

,
0 комментариев    3 873 просмотров    Версия для печати

елец

 

1) Введение

2) Способы весенней ловли

3) Способы летней ловли

4) Способы осенней ловли

 

Введение

 

Отчего род Ельцы семейства Карповые назван по имени этой небольшой рыбки – непонятно, ведь к тому же роду относятся и куда более крупные рыбы, «капитальные», как писал о них Аксаков: язь и голавль.

 

Брем в своей «Жизни животных» отозвался о ельцах так:

 

Родственный язю вид, обыкновенный елец  (Leuciscus leuciscus), встречается едва ли реже и, вероятно, пользуется еще большим распространением. От родича своего он отличается несколько сдавленными с боков головой и телом, узким ртом, расположенным снизу рыла, формой чешуи и окраской. На спине преобладает черно‑синий цвет, часто имеющий металлический блеск; бока и брюхо бывают то желтоватого, то блестящего белого цвета; парные плавники имеют бледно‑желтую или оранжево‑красную, а спинной и хвостовой плавники темную окраску. Длина, вероятно, только в редких случаях превышает 25 см. Область распространения ельца охватывает различные речные области средней Европы, включая и Великобританию. Подобно своему родичу, елец не делает различия между проточными и стоячими пресными водами, избирает своим местопребыванием более глубокие и спокойные места, питается червями и насекомыми, ревностно охотится преимущественно за всякими плавающими на поверхности воды мухами и другими утонувшими насекомыми и хватает их почти с такой же жадностью, как кумжа. Время метания икры, которое у самцов сказывается появлением накожной сыпи, бывает в марте и апреле; размножение очень значительно.

 

Ельцы широко распространены в водоемах нашей страны, от Калининграда до Колымы, и представлены несколькими подвидами, мало чем отличающимися один от другого. Наиболее обширные ареалы у обыкновенного ельца (он же европейский) и у сибирского.

 

Елец сибирский

 

Кроме них известны елец киргизский, зеравшанский, закаспийский, таласский и елец Данилевского.

 

Среди всех некрупных карповых (не достигающих не только килограммового, но и полукилограммового веса) елец, пожалуй, наиболее популярен у рыболовов, и ловля его имеет многих любителей, хотя в европейских водоемах елец редко вырастает крупнее 200 граммов, сибирский несколько крупнее.

 


 

Елец – небольшая рыбка, чем‑то отдаленно похожая на голавля, а чем‑то – на уклейку. Тело стройное, прогонистое, голова узкая, с маленьким ртом. Спинка зеленовато‑оливковая, бока серебристые, брюхо серебристо‑белое.

Чаще всего елец живет в реках с умеренно быстрым течением и чистой водой (хотя не так требователен к ее качеству, как форель, гольян или бычок‑подкаменщик). Несколько реже встречается елец в озерах, и держится в них вблизи мест впадения речек, речушек или просто ручьев, либо в местах, изобильных подводными родниками. Встречается елец и в море, в сильно опресненных заливах возле устьев и эстуариев больших рек, у нас в Финском заливе он достаточно распространен.

 


 

Нередко можно встретить стайки ельцов в небольших пойменных озерах, но там они «жильцы поневоле», пленники, угодившие в ловушку из‑за резкого спада весеннего половодья, и переживают ли зиму с ее неблагоприятным кислородным режимом – неизвестно. Многие рыбаки считают, что речную рыбу, запертую в небольших отшнуровавшихся водоемах (ильменях, как их называют на северо‑западе), надлежит вылавливать полностью, под ноль, еще в конце весны и начале лета, – даже если озерцо не высохнет в июльскую жару, все равно его невольные обитатели погибнут зимой от замора. Некоторые рыбинспекции разделяют это мнение, и на платной основе разрешают ловить на ильменях снастями, запрещенными на других водоемах региона – например, неводом.

Известны и другие случаи, когда рыбаки, обловив крупноячеистым неводом ильмени (кстати, без лицензии), выкапывали, не жалея времени и сил, канавы, по которым могла уйти в реку многочисленная мелочь.

Людям, рыбачащим ради заработка, тоже не хочется, чтобы обезрыбливались водоемы, на которых они ловят постоянно, из года в год.

 

Приезжих «электриков», например, «правильные» браконьеры ненавидят люто, и ходят среди рыбаков слухи, что кое‑кто из любителей превращать водоем в пустыню посредством электротока не вернулся с рыбалки, отправившись на дно с собственным аккумулятором на шее… Но слухи на то и слухи – кто ж им верит?

 

Однако вернемся к ельцам.

 

Способы весенней ловли

 

Для нереста озерный елец заходит всегда в реки, причем из крупных озер – в очень больших количествах. По крайней мере, захода его густых весенних стай с нетерпением ждут питерские рыбаки на небольших реках, впадающих в Неву – на Тосне, на Мге и некоторых других. Нерестятся там ельцы из Ладожского озера и истока Невы, и в иные удачные годы их косяки могут сравниться по густоте с косяками корюшки. К тому же елец благополучно проскакивает сквозь перекрывающие устья сети промысловиков и любителей с лицензиями – размер ячей у тех снастей ориентирован на более крупную рыбу, на ходовых язя, сырть и озерного хариуса.

 

Любопытно наблюдать в выходной день за рыболовами, ожидающими подхода ельца с часу на час: все берега речки усеяны рыболовами, но удочки забрасывают немногие из них – так сказать, дозорные, остальные не хотят впустую рисковать зацепом снасти за каменистое дно и просто расслабляются на природе. Кое‑где установили свои конструкции, напоминающие колодезные журавли, любители ловли подъемником, время от времени их «пауки» поднимаются над водой – пустые, лишь изредка попадется местная, жилая рыба. А потом вдруг клюнет у одного, у другого, и в подъемнике затрепыхается сразу десяток рыбок, сверкающих, словно серебро, – и вот уже недопитые бутылки и недожеванные бутерброды отложены в сторону, и сотни поплавков, как по команде, заброшены в реку, – елец пошел!

 

Но иногда ожидания заканчиваются ничем: воскресным вечером рыболовы уныло разъезжаются, а ход ельца начинается в понедельник – и, по закону подлости, заканчивается как раз к следующим выходным. Надо сказать, что нерестовый ход ельца, весьма ранний, разнесен по времени с собственно нерестом, и о причинах того будет сказано ниже.

 

Точные даты назвать трудно, даже в одном регионе они меняются от года к году, но общая закономерность такова: подъем ельца начинается за одну неделю до нереста щуки (на той же реке), или чуть ранее. А нерестится он одновременно с плотвой, хоть и на других нерестилищах. Наблюдения эти, сделанные на некоторых реках Ленинградской области, могут не пригодиться в других регионах, но главное остается неизменным: весенний массовый ход ельца в притоки и верховья, который наблюдается по всей стране и для всех подвидов ельца. Например, известен массовый проход сибирского ельца по Ангаре и ее притокам, нетерпеливо ожидаемый иркутскими рыболовами.

 

В опресненных водах Финского залива тоже обитает многочисленная популяция ельца, причем весьма крупного. Для нереста эти рыбы заходят в лесные речки и речушки Карельского перешейка, в которых нередко водится форель, и иногда при ужении ельцов можно получить неожиданный бонус – поймать красавицу‑пеструшку.

В мутноватой весенней воде форель не столь осторожна, как летом, и иногда случалось вылавливать экземпляры до 800 гр. весом без соблюдения мер предосторожности, обычно сопровождающих ловлю форели. Но гораздо чаще, чем форели (особенно при ужении на червя), попадается колюшка – крупная, серебристая, в больших количествах идущая из залива следом за ельцами в надежде полакомиться их икрой. В иные годы случается, что лед на заливе сходит очень поздно, и ледяные заторы в мелководных устьях речек перекрывают ельцам путь. Тогда рыбы нерестятся, где удастся, – например, несколько лет назад массовый нерест ельца происходил в заливе, прямо на мелководье городского пляжа г. Зеленогорска, к великой радости местных рыболовов.

Ельцы, обитающие в реках, заходят для нереста в их притоки – в самые незначительные речушки, даже в ручьи метр‑полтора шириной и полметра глубиной, либо поднимаются до самых верховьев, узких и неглубоких. Однако речной елец весьма мелок по сравнению с обитающим в заливе и крупных озерах, его густые стаи в основном состоят из рыбешек весом 50–60 гр., экземпляры весом свыше 100 гр. попадаются весьма редко. В то время как из залива в речки заходят рыбы 150–200 гр. весом.

 

По моему мнению, связан весенний ход ельцов не только с поиском удобных мест для нереста, но и со стремлением уйти с мутной струи в чистую воду, наиболее комфортную для рыбы: очень часто в верховьях, где весной обильно ловятся ельцы, летом нельзя встретить ни единого их малька. Кроме того, случается ловить ельцов во время обратного, покатного хода – но при этом самки остаются с икрой, а самцы с молоками. Можно предположить, что стаи ельцов в поисках чистой струи поднимаются очень высоко, где не могут найти подходящих для нереста мест, затем, по мере просветления воды, спускаются ниже и лишь затем нерестятся.

 

Ловят ельцов весной самыми разными способами и снастями, чаще всего поплавочной удочкой – при удачном выборе места и обильном ходе наудить и пять, и десять килограммов труда не составляет. Оснастка применяется самая разная, зависящая от местных условий.

На реках Ленобласти, о которых шла речь выше, используют достаточно толстую основную леску: 0,2–0,25 миллиметра, к ней привязывают два поводка диаметром 0,15‑0,12 миллиметра и длиной 20–25 сантиметров; крючки небольшие, № 3,5‑№ 4,5 по отечественной нумерации, размеры грузила и поплавка зависят от дальности заброса и силы течения. Поскольку ловля очень часто происходит на реках с каменистым, зацепистым дном, поводки часто обрываются (толстая основная лека предохраняет от потери остальной оснастки). Для уменьшения количества зацепов весьма полезно одевать на поводок одну гранулу мягкого упаковочного пенопласта (с помощью швейной иглы), опуская ее по леске к самому крючку. Если крючок с очень длинным цевьем, можно проколоть гранулу и поднять ее по крючку к лопаточке или колечку, соорудив нечто вроде плавучей мормышки. На лесных речушках другая беда – крючки постоянно цепляются за упавшие в воду сучья, корни деревьев, коряги и т. п. Тут уже гранулы пенопласта не помогают, и можно посоветовать лишь брать с собой достаточный запас крючков, заранее привязанных к поводкам.

На узких речках лучше применять удилища с глухой оснасткой, без катушки: при клеве ельца удочку приходится постоянно держать в руке и часто перезабрасывать, и чем меньше ее вес, тем меньше утомляется рыболов. По той же причине редко используются длинные удилища, длиннее 4–5 метров.

 

Главные весенние насадки: опарыш или некрупный червь, навозный либо калифорнийский (крупных червей стоит делить на половинки, иначе возрастает число пустых поклевок). Еще лучше клюет елец на личинки репейной моли (народные названия: хунвейбин, бармалей, чернобылец). Правда, их уже в это время не достать в обычных жилищах – в стеблях полыни и в колючих шариках репейника, с наступлением теплых дней личинки очень быстро окукливаются. Но если в морозилке остался запас с зимней рыбалки – обязательно захватите его на ловлю ельца! В те годы, когда стаи заходящего ельца малочисленны, он не так голоден и клюет более привередливо, особенно в плохую погоду. В таких условиях, по моим наблюдениям, соотношение числа поклевок на опарыша и репейную моль составляло 1 к 5 в пользу последней, а на червя ельцы брали еще реже. Не пропускают ельцы и насаженный мотылем крючок, но ловить на эту насадку лучше в тех местах, куда за ельцами не тянутся стаи колюшек, не то рыбалка превратится в настоящее мучение.

Клюет елец на личинок короеда, если они не слишком крупны, – но добывать эту насадку не так просто, и используют ее обычно для ловли других, более крупных рыб.

Для ловли сибирского ельца местные рыболовы успешно применяют в качестве наживки бормаша, т. е. рачка‑бокоплава, известного также под местными названиями мормыш (на Урале) и копчук (на морских побережьях европейского севера России). У нас, под Петербургом, ловля на бококлава только начинает распространяться, хотя насадка это отменная, и достать ее на водоеме нетрудно, а теперь к тому же бокоплава продают на птичьем рынке и в некоторых зоо– и рыболовных магазинах.

 

Еще одно отличие весеннего ужения ельцов в Сибири – активное использование донок (у нас их применяют редко из‑за каменистого либо коряжистого дна в реках, выбираемых ельцами для нереста). Своими донками сибирские рыболовы оснащают спиннинговые удилища, главный элемент оснастки – концевые грузила особой конструкции с тщательно подобранным весом: течение должно медленно сносить заброшенную снасть, позволяя облавливать большее пространство. Выше грузила крепятся три‑четыре поводка с крючками, на которые наживляют бормаша. Снасть забрасывают с берега на расстоянии 30–40 метров и ожидают, когда рыба подойдет к донке либо донка под действием течения подкатится к рыбе.

 

Ставные сети для весенней ловли ельцов применяют одностенные, с размером ячеи от 20 до 25 мм (в зависимости от размера заходящей рыбы), так называемые «ельцовки». Ловить очень часто приходится на значительном течении и, чтобы выставить сеть поперек реки (протянутые вдоль берега сети приносят гораздо меньший улов), приходится использовать мощные колья, вбитые в дно, тяжелые якоря, а также навешивать на верхнюю и нижнюю подборы дополнительные поплавки и грузила. В иные годы, при раннем ходе ельца, такая ловля затруднена или невозможна, – бурная вода во множестве несет смытый с берегов мусор, палки, коряги, даже целые деревья.

 

Некоторые рыболовы, считающие себя особо предусмотрительными, ставят весной на ельца трехстенные сети с мелкой ячеей: дескать, тогда будет ловиться всё, что проплывает по речке: и крупная, и мелкая рыба. Практика показала неэффективность такого подхода: косяки весеннего ельца идут густо, а выпутывать его из трехстенной сети гораздо дольше, чем из одностенной, – и пока рыбак с этим возится, и крупная, и мелкая рыба проплывает мимо.

Очень удачна бывает весной ловля ельцов кастинговой сетью, если найти подходящие неглубокие участки с ровным дном. Не меньший успех приносят и «пауки», ловля которыми весьма популярна у рыбаков Питера и области, снасти при ней используют те же самые, что и при ловле корюшки.

В ручьях и узеньких неглубоких верховьях рек елец в больших количествах попадается при ходовой ловле небольшой наметкой или небольшим подъемником. Там же, в узких местах, ельцов удобно ловить мережами, вентерями и другими сетными и плетеными ловушками, на речках же большей величины елец попадается в подобные орудия не столь часто – разрешенная любителям длина крыльев не позволяет как следует перекрывать путь стаям ельцов, поднимающихся широким потоком, к тому же дно и течение чаще всего не благоприятствуют такой ловле.

Позже, летом или в начале осени, иногда случаются затяжные дожди, после которых реки мутнеют и уровень воды значительно поднимается. Тогда стаи ельцов вновь совершают путешествие в верховья и притоки, хоть и не такое массовое, как весной, и их вновь ловят весенними способами. Длится такой ход недолго, считанные дни, – с просветлением воды елец вновь уходит на свои летние стоянки. Но если удачно выбрать момент, можно отлично половить ходовой наметкой или ходовым подъемником, ловля становится даже более занимательной и добычливой: вместе с ельцами поднимаются и щуки, которым весной не до того – заняты собственным нерестом. Трудно сказать, чем вызван летне‑осенний ход хищниц – дискомфортом от мутной воды или преследованием добычи – но как бы то ни было, щуки попадаются в рыболовные снасти вместе со своими жертвами. Вместе с ними компанию путешествующим ельцам составляют плотва и окуни (последние в небольшом количестве).

Жилая колюшка, обитающая в реках, значительно меньше по размеру и покрыта более ярко выраженными зеленовато‑коричневыми пятнышками.

 

Способы летней ловли

 

Летом ельцы активно и достаточно бессистемно перемещаются по водоему в поисках пищи, причем перемещаются как по горизонтали, так и по вертикали: их можно поймать и со дна, и у самой поверхности, при ужении уклейки; и на стрежне реки, и в 5–6 метрах от берега.

 

Но главная летняя штаб‑квартира ельца – участки с умеренным течением, расположенные ниже быстрых перекатов. Если таковых поблизости не имеется, стайки ельцов все равно стараются держаться поблизости от какой‑нибудь водяной струи, приносящей корм и вымывающей его из‑под камней и из донного грунта: ниже водосбросов небольших плотин и опор мостов, если огибающая их вода достаточно ускоряется. В прозрачной воде нетрудно разглядеть с моста или плотины, что ельцы держатся не у дна и не у поверхности, а в толще воды, но стремительно бросаются за кормом вверх или вниз.

 

В периоды массового вылета мелких насекомых (поденки, бабочки ручейника) ельцы, как и многие другие карповые, держатся у поверхности и на плывущую у дна насадку внимания не обращают. Крупные насекомые – кузнечики и майские жуки – попадающие в реку, большинству ельцов не по зубам, вернее, не по размеру пасти, и нередко можно увидеть, как стайка шустрых рыбешек с шумом и плеском воюет на поверхности с большим кузнечиком: хватают за лапы, тянут в глубину, выпускают и в конце концов разрывают на части. Иногда при ловле голавля или язя на кузнечика (особенно если насадка невелика) можно поймать рекордного ельца, на вид этак с полкило весом. Правда, взвешенный дома рекордсмен редко отклоняет стрелку весов больше чем на 300 граммов.

Специальным летним ужением ельцов мало кто занимается, хотя многие рыболовы‑удильщики, случайно попав на стайку ельцов, перестраивают удочку и посвящают час ‑ другой ловле бойкой рыбки, тем более что клюет елец летом не только на зорях, но и днем (хотя и несколько слабее), когда поймать крупную рыбу маловероятно. Подкидывая прикормку небольшими порциями, можно какое‑то время удерживать непоседливых ельцов у места ловли, главное – не переборщить, наевшиеся ельцы тут же прекращают клев.

Удят ельцов и донками. При ловле с берега чаще всего используют снасти с резиновыми амортизаторами, иногда при этом к ближнему от берега концу ставки (рабочей части лески с поводками) привязывают поплавок, регулируя снасть так, чтобы ставка уходила от поверхности к дну под углом и крючки с насадкой находились на разных уровнях. В дни, когда весь елец поднимется в верхние слои воды (при массовом вылете бабочки ручейника, например), привязывают два поплавка, с обоих концов ставки – все крючки находятся в верхнем слое воды, и донкой такую снасть называть уже не совсем логично.

Можно ловить ельца и «тюкалкой» (см. главу «Голавль») – либо вдвоем, спаренными спиннингами, либо в одиночку, при помощи резинового амортизатора. Но такой способ ловли достаточно сложный и трудоемкий, применять его для одних лишь ельцов не рационально, и чаще всего они попадаются при ловле других, более крупных рыб (язя, голавля, чехони).

Наиболее успешно ловят ельцов крючковыми снастями на больших реках где часто удается найти многочисленную стаю, состоящую из рыб достаточно крупного размера и прикормкой удерживать ее на одном месте. Под Санкт‑Петербургом такая ловля происходит в истоке Невы, неподалеку от Петрокрепости. Ловят там всегда с лодок, на глубине от 2 до 4 метров, с обильной прикормкой, – либо на поплавочную удочку в проводку, либо на донку‑«подергушку».

Главное в оснастке «подергушки» – правильно подобранное по весу грузило: в спокойном состоянии оно должно лежать на дне, а когда рыболов подергивает удилищем – приподниматься, а затем опускаться несколько дальше от лодки (леску при этом надо постепенно стравливать с катушки или мотовила). На умеренном течении в качестве груза используют «оливку», скользящую между двумя дробинками‑стопорами, на сильном – более тяжелые концевые грузила (чаще всего в форме конуса или ложки).

Опустив грузило у самой лодки и постепенно отпуская его вниз, можно обловить очень значительную зону, причем находящуююся точно в струе из частиц прикормки, размываемой течением.

 

Ловля подергушкой с концевым грузилом

 

Монтируют «подергушки» либо на спиннинговых удилищах с инерционными катушками, либо на самодельных, предназначенных исключительно для этой ловли: хлыстик длиной 50–60 см вставляется в рукоять, выточенную из твердого пенопласта, 30–40 метров лески диаметром 0,3–0,4 мм наматываются либо на небольшую проводочную катушку, либо на два крючка из проволоки, укрепленные в 15 см друг от друга в нижней части хлыстика (металл для крючков выбирают не подверженный коррозии). Иногда поклевку на «подергушке» определяют по жесткому кивку или колокольчику, укрепленному непосредственно на тюльпане спиннинга (поскольку забрасывать удилищем донку не приходится, такое крепление не мешает ловле). Но гораздо чаще поклевку определяют осязанием – леска натянута течением без малейшей слабины, и самое легкое прикосновение рыбы к насадке хорошо ощущается рыболовом.

Прикормка опускается прямо под лодку, обычно в металлической сетке или садке. Кормушка утяжеляется достаточно большим грузом, чтобы ее не сносило течением и шнур кормушки располагался почти вертикально – тогда нет риска зацепиться за него крючком при вываживании.

 

Состав прикормки у каждого рыболова свой, и единого мнения о действенности разных компонентов нет: используются и покупные смеси, и продуктовые отходы, и разрезанные на куски черви, и муравьиные яйца. Но два главных правила стоит соблюдать, экспериментируя с разными вариантами: во‑первых, в кормушку обязательно добавляется песок и глина, ельцов очень привлекает муть; во‑вторых, фракции корма делаются как можно мельче – наедается елец довольно быстро и тут же прекращает клев.

 

Такая рыбалка с применением прикормки бывает весьма добычлива, причем даже в июле, когда рыбы всех пород сыты и клюют привередливо. Однако чисто ельцовой такую ловлю не назвать: кроме ельца, попадаются при ней подъязки, плотва, окуни и голавлики в таких количествах, что случайным приловом их назвать никак нельзя. Иногда при ловле в истоке Невы удается выловить даже камбалу – один подвид ее приспособился к жизни в пресной воде и обитает в Неве и Ладожском озере.

Дальнейшее развитие этого вида ловли – так называемая «кольцовка», снасть, у которой крючок постоянно находится в непосредственной близости от кормушки. Более подробно «кольцовка» будет описана в разделе, посвященном ловле леща.

 

Несколько слов о летних насадках для ловли ельца. На мотыля и личинку репейной моли летом уже не ловят, а к остальным весенним насадкам добавляется личинка ручейника, а для ловли с поверхности – некрупные насекомые (слепни, мелкие кузнечики и пр.). По утверждениям классиков рыболовной литературы и ряда опытных рыболовов, самые крупные экземпляры ельца питаются мальками, особенно под водосбросами плотин, где рыбья мелочь оглушена падением с высоты и становится легкой добычей, – однако ловлю ельцов на малька мне не доводилось ни пробовать самому, ни наблюдать со стороны.

 

На растительные насадки ельцы тоже попадаются вполне успешно, но чаще всего попутно, при ловле плотвы или подлещика, а для специального ужения ельцов их используют редко, – все‑таки в диете ельца растительность занимает меньшее место, в сравнении с его родственниками из семейства Карповые. К тому же ловля чаще всего происходит на течении, где растительная насадка хуже удерживается на крючке.

 

Об ужении классическим нахлыстом распространятся не буду, хотя поклонники этого вида ловли (очень спортивного и еще более затратного) вяжут специальные «ельцовые» мушки и разработали тактические и технические приемы, направленные на ловлю именно ельца. Мне их ухищрения напоминают стрельбу по воробьям из пушки.

Однако в Сибири, где ельцы крупнее и многочисленнее, чем в европейской части России, рыболовы успешно используют «упрощенный нахлыст» или «псевдонахлыст», не требующий применения дорогостоящих удилищ и специальных лесок.

 

Вот как описывает ловлю этим способом ангарский рыболов:

 

«Летом, когда на берегах рек и над водой снуют полчища летучих и прыгающих насекомых, рыбу ловят маховыми, очень длинными и легкими удилищами с тонкой леской без грузила и поплавка. Настоящего нахлыстового удилища и конической лесы к нему в продаже нет, и иркутские рыболовы мало знакомы с ними, но нахлыстовый способ на реках области они применяют широко. Вместо конической специальной лесы к концу удилища привязывают прочную тонкую (0,2 мм) лесу, почти в два раза длиннее удилища с крючком № 3, 4, реже № 5, наживляют кузнечика, овода, оперенную козявку (веснянку) или подвязывают искусственную верховую (сухую) мушку. Для лучшего и дальнего заброса рыболовы забредают в воду насколько возможно и проводят наживку с перекатов на более спокойное место, туда, где обычно обитает елец. Для того чтобы сделать заброс приманки на длинной леске туда, куда нужно, рыболов делает взмах удилищем столь резкий, что, рассекая воздух, он издает характерный свист, хорошо слышимый на большом расстоянии. Еще на подходе к берегу, не увидя рыболова, можно с уверенностью сказать, каким способом и какую рыбу он удит».

 

Ставные сети‑«ельцовки» летом практически не выставляют, хотя елец в них попадается неплохо, особенно по ночам. Но вместе с ним в мелкоячеистую сеть путается большое количество молоди других рыб: окуньки, голавлики, подлещики, – и ловить их значит рубить сук, на котором сидишь.

Гораздо более распространена ловля плавными сетями, осуществляемая с двух лодок, сплавляющихся по течению: между ними растягивается одностенная сеть, обычно не более 20 метров длиной. Наплавной и грузовой шнуры подбираются так, чтобы сеть имела положительную плавучесть, ячея используется размером 25, 22 или даже 20 мм, но последний размер имеет смысл применять там, где ельцы некрупны либо немногочисленны, так как при ловле сетью‑двадцаткой весьма велик прилов крупной уклейки. На южнорусских реках, наоборот, используют более крупную ячею – там, где водится в достаточных количествах чехонь, она же рыба‑сабля. Мелочь других, более крупных рыб в плавную сеть попадается очень редко. Лучшее время для ловли плавной сетью – в сумерках и сразу после заката, когда вечерний вылет всевозможной мошкары привлекает к поверхности многочисленные стайки ельцов.

 

Подъемниками ельцов добывают летом весьма удачно, но исключительно по ночам и лишь в отдельных удобных местах – непосредственно возле плотин, промышляют этой ловлей обычно охранники и сотрудники гидроэлектростанций, простым смертным она недоступна.

 

В сетные и плетеные ловушки ельцы летом попадаются случайно и в незначительных количествах; то же можно сказать и о ловле бреднем – проворные шустрые рыбки чаще всего успевают ускользнуть от неторопливо надвигающейся на них снасти, а узких мест, где речку можно перекрыть бреднем от берега до берега, елец летом избегает.

 

Кастинговой сетью иногда удается очень удачно накрыть стайку, зашедшую на мелководье – но это тоже достаточно случайная добыча, обычно попадающаяся при ловле живца небольшой, трехфутовой сетью. Для живца (коли уж о тех зашла речь) мелкие ельцы вполне пригодны, ни брезгуют ими ни налим, ни сом, ни щука, а на сибирских реках ельцы служат главной кормовой рыбой для тайменей и крупных ленков. Но надо учитывать бойкий и непоседливый характер ельца, когда он «работает» приманкой для хищников: никакая другая рыбешка не умеет так ловко утопить с разбегу поплавок, имитировав поклевку щуки, намотать поводок на основную леску или накрутить шнур жерлицы на кол. Так что, если главной наживкой служит елец, то стоит использовать варианты снастей, исключающие подобные казусы (например, меньше огружать поплавочную живцовую удочку, крепить жерлицы к кольям, не вбитым в дно, а плавающим на поверхности и удерживаемым на месте камнем‑якорем и т. д.). При ловле на кружки неутомимая резвость ельца может сослужить добрую службу: в безветренную погоду на водоемах без течения ельцы неплохо таскают за собой кружки, позволяя облавливать большую акваторию, причем в отличие от гольцов, пескарей и других рыбешек не стремятся поскорее спрятаться в заросли подводной растительности или юркнуть в коряги и камни.

 

Способы осенней ловли

 

Осенью елец совершенно теряет свою бойкость и опускается на дно, выбирая участки глубиной 2–4 метра, с песчаным дном и самым минимальным течением. В маленьких реках, не имеющих удобных ям подходящей глубины, ельцы скатываются к плотинам и запрудам, в глубокие места разливов (летом они избегают слабопроточных прудов и держатся в них только в самых верховьях). Если в теплые сентябрьские дни стайки ельцов еще совершают вылазки к местам своей летней жировки: к приносящим корм струям, в верхние слои воды за последними насекомыми, – то в октябре уже плотно стоят у дна и к поверхности за кормом не бросаются.

 

Если забросить в такую яму удочку, насаженную небольшим червем или опарышем, ельцы клюют, и довольно часто, но очень вяло, – по характеру клева можно поначалу подумать, что насадку посасывает густерка или треплют совсем уж крошечные рыбешки. Никакого сравнения с резкой поклевкой ельца весной или летом.

Однако в любых правилах случаются исключения, и даже поздней осенью случается поудить ельцов у поверхности, причем самых крупных, отборных. Но не везде и не всегда такая ловля возможна, для нее необходимо сочетание сразу нескольких условий. Расскажу на примере:

Как‑то раз в середине октября довелось мне ловить с берега на речном заливе шириной 30–40 метров и глубиной не более 2‑х, течение там практически отсутствовало. Как и ожидалось, окуни и щучки неплохо, хоть и не часто поклевывали на вращающиеся блесенки, но меня привлекли всплески на самой середине водоема – там легкий ветерок собрал в сплошной ковер упавшие в воду листья. Судя по силе всплесков, играла там не уклейка, более крупная рыба. Да и нечего было делать уклейкам у поверхности, насекомые уже не летали. Подкидываемая к самым всплескам блесна раз за разом возвращалась пустой, лишь изредка доставляя на берег проколотый тройником кленовый лист. Однако стоило установить на спиннинге поплавок для дальнего заброса с прочей соответствующей оснасткой и подбросить к листьям червя, опущенного на глубину 30 см, – тут же последовала поклевка. Добычей оказался елец – и весьма неплохой, двухсотграммовый. Клевало на червя в тот день очень хорошо, до глубоких сумерек, основной улов составили ельцы – все как один крупные, ни одного мелкого, компанию им в садке составили подъязки и плотвицы, тоже достаточно увесистые.

 

И что‑то мне эта рыбалка напомнила из прочитанной в юности классики… Пришел домой, проверил – так и есть, вот что про такую ловлю написал С. Т. Аксаков полтора века назад:

«…Крючок бросается к берегу, к траве, под кусты и наклонившиеся деревья, где вода тиха и засорена падающими сухими листьями: к ним обыкновенно поднимается всякая рыба, иногда довольно крупная, и хватает насадку на ходу. Вероятно, вместе с сухими листьями падают в воду какие‑нибудь насекомые, и потому падение листьев привлекает рыб. Я много раз сам наблюдал, как хватает рыба упавшие листья и уносит вглубь: некоторые листочки всплывают, а другие пропадают; может быть, рыба глотает те из них, которые еще зелены. В тихое время и на тихой воде, в верховьях прудов, где материк стоит наравне с берегами, обросшими лесом, листья застилают воду иногда так густо, что трудно закинуть удочку, и если грузило легко, то крючок с насадкой будет лежать на листьях; разумеется, надобно добиться, чтобы крючок опустился и наплавок встал; удить надобно всячески, то есть и очень мелко и глубоко, потому что рыба иногда берет очень высоко, под самыми листьями, а иногда со дна. Это уженье имеет одну невыгодную сторону: в листьях трудно разглядеть наплавок; но зато рыба охотно и смело берет под лиственным покрывалом, и прозрачность осенней воды в этом случае помогает успешному уженью, ибо рыба издалека видит упавшую в воду насадку, а человека не видит. Берут по большей части окуни, средние головли, язи и крупные ельцы. Впрочем, может взять и всякая рыба».

 

Лишь в одном можно поправить патриарха рыболовной литературы: рыбу привлекают не зеленые листья, как растительный корм (если не рассматривать рыб‑вегетарианцев вроде белого амура), и даже не сами насекомые – но их куколки. Личинки очень многих видов насекомых к осени окукливаются, и немалое число из них зимует именно в листве. Этим и объясняется тот факт, что при осенней ловле «из‑под листьев» не попадаются уклейки, верховки и прочая рыбья мелочь, летом активно преследующая комаров и мух, летающих над водой. Многие гусеницы, например, прежде чем окуклиться, скатывают лист в плотную трубочку – и «разгрызть» упаковку, чтобы добраться до лакомого содержимого, способны лишь относительно крупные рыбы.

 

ловля ельца

 

С тех пор я каждую осень ищу ельцов и рыб других пород, собирающих корм с опавших листьев. Поиск не всегда удачен – иногда сильный ветер относит листву в сторону от водоема, иногда мешают другие причины. Но однажды я додумался взять на рыбалку грабли без ручки (нельзя ждать милостей от природы!), вырезал на месте рукоять из подходящей ветки, сгреб кучки листьев, наметенные ветром в низинки, и… Не вдаваясь в подробности, скажу о результате: ловля с искусственной привадой из листьев оказалась еще успешнее, чем с естественной. В частности, гораздо чаще клевали окуни – очевидно, их привлекли черви‑подлиственники, успевшие заползти в листья уже на земле. Причем ловить «из‑под листьев» можно и у самого берега, буквально в 2–3 метрах от него, – рыба не пугается рыболова и взмахов удочки.

Об осеннем ужении ельца со дна долго говорить не стоит – никаких особенностей эта ловля не имеет, да и рыбы попадаются в основном мелкие. Позже, после ледостава, на тех же местах продолжают ловить ельцов на зимние удочки – клев постепенно слабеет и в середине зимы прекращается.

С осенней ловлей ельцов сетями и другими сетными орудиями мне сталкиваться не доводилось.

 

Автор: Антон Шаганов, "Ловля карповых рыб", 2010 г. 

 

Это интересно:

Читайте также:

Рыболовство | Вода | Фото | Статьи | Рисунки         11 окт 2016, 19:34
Рыболовство | Вода | Статьи | Рисунки         10 окт 2016, 22:18

Коментарии:

Вопрос: Первый месяц зимы? Напиши буквами или цифрами.